Вариации на тему декабристы

Categories Погнали?

Никита Муравьев не мыслил введения конституции без отмены крепостного права. Он вообще не мыслил. Иногда он, конечно, пытался, но это давалось ему с трудом. Мыслит, мыслит, весь аж надуется и покраснеет, и любой шорох за окном заставлял его отвлечься и начинать все сначала. А в это время стоящий за окном Павел Пестель злорадствовал, периодически шурша смятой Конституцией, глядя на мучения товарища.

***

Нечего было как-то делать Александру Муравьеву. И решил он написать список членов «Союза Спасения» в алфавитном порядке. Но ничего у него не получилось, так как четверо из них носили фамилию Муравьев и тому подобное. Тогда он написал очень смелый документ об отмене крепостного права, но опять облом. Он узнал, что то же самое собирается сделать Александр I. Тогда он распсиховался и распустил «Союз Спасения». Так образовался «Союз Благоденствия».

***

Павел Пестель был человеком замкнутым и малообщительным. И еще он ненавидел четырех декабристов. Бывало пойдет в лес, наловит муравьев и начинает их давить. Молча. Кто его знает, о чем он при этом думал?

***

Павел Пестель был человеком замкнутым и малообщительным. Сидит, бывало, дома, издевается над муравьем и видит, что к нему идет Никита Муравьев обсуждать свою Конституцию. Пестель затихнет, зажмет изуродованному муравью рот и выждет, пока Никита не уйдет. Так и не удалось им создать один общий проект.

***

Никита Муравьев не мыслил введения конституции без отмены крепостного права. Он вообще не мыслил. Иногда он, конечно, пытался, но это давалось ему с трудом. Мыслит, мыслит, весь аж надуется и покраснеет, и любой шорох за окном заставлял его отвлечься и начинать все сначала. А в это время стоящий за окном Павел Пестель злорадствовал, периодически шурша смятой Конституцией, глядя на мучения товарища.

***

Молодой и горячий Петр Каховский все время рвался убить Александра I и всем об этом рассказывал. И «Северному обществу», и «Южному», и даже царю Александру I как-то по секрету сообщил. Александр I был двуличным человеком. Одна его личность захотела арестовать Каховского, а другая испугалась и уехала в Крым. Но смутный образ молодого и горячего Каховского преследовал Александра повсеместно. Александр I заболел и умер. Так Каховскому и не удалось убить Александра I.

***

Встретились как-то два члена «Северного общества», а именно Муравьев и Бестужев, и начали возмущаться тем, как в «Южном извратились над их фамилиями. Это ж надо, говорят, «Бестужев-Рюмин» и «Муравьев-Апостол». Повозмущались немножко и отошли. Ладно, думают, какая разница! А может, так и красивее…

***

Павел Пестель был человеком замкнутым и малообщительным, а Сергей Муравьев-Апостол – наоборот. Возле него всегда крутилась куча восхищенных солдат и офицеров. Посмотрит на это Пестель, поплюется и пойдет в лес.

***

Александру I доложили, что Петр Каховский до сих пор слушает по ночам профессора Лебединского «Я убью тебя, лодочник». Александр I был двуличным человеком. Одна его личность захотела убежать в Крым, но другая звала подсунуть молодому и горячему Каховскому любимую песню Александра I «Боже, царя храни». Но первая все-таки победила, и Александр I уехал в Крым, заболел и умер.

***

Александр Бестужев был веселым любителем развлечений. Однажды он прогуливался по лесу со своей дамой сердца, и в самый ответственный момент обнаружил на себе взгляд Павла Пестеля, который прятался в кустах. Но ему так и не удалось выпытать у Пестеля, что он там делал. Очень уж замкнутым и малообщительным человеком был Пестель.

***

Евгений Oболенский был мягким и нерешительным, поэтому все декабристы пытались склонить его на свою сторону. Сидел он как-то дома и думал: «А вот был бы я царем… Вот бы я тогда…». Не успел он додумать до конца, как к нему ворвался молодой и горячий Каховский и начал убеждать в цареубийстве. Оболенский замялся и обещал подумать. Каховский, очень довольный собой, вышел из дома Оболенского, спрятался за дверью и начал караулить, чтобы никто не пришел и не переубедил Оболенского. Никита Муравьев шел к Оболенскому показать свою Конституцию и, увидев спрятавшегося Каховского, понял, в чем дело и зашел в заднюю дверь. Оболенский думал: «Вот мы с Каховским убьем царя, вот мы тогда…». Но тут зашел Муравьев и начал рекламировать всяко свою Конституцию. И то в ней хорошо, и это, вступай мол в наше, «Северное». Оболенский обещал подумать, а Муравьев вышел и спрятался возле задней двери. Павел Пестель был человеком замкнутым и малообщительным. Увидев с двух сторон дома Оболенского Муравьева и Каховского, он залез в окно, молча положил на стол Русскую правду и вылез обратно. Оболенский думал: «Вот будет у нас Конституционная монархия… Вот мы тогда… (тут внезапно промелькнул Пестель), вот мы… (тут Пестель появился опять, взял Конституцию, смял ее и вылез)». А в это время мимо дома Оболенского проходил Александр 1. Увидев спрятавшегося у двери Каховского, затаившегося Муравьева и выглядывающего из кустов под окном Пестеля, он почуял заговор, и обе его личности подались в Крым, заболели и умерли.

***

Никита Муравьев не мыслил введения конституции без отмены крепостного права. И, как он ни пытался, все его мысли сводились к страшной картине садизма, увиденной в окне Пестеля.

***

Какими бы разными ни были декабристы, все они были истинными патриотами своей Родины. Возвращается, бывало, веселый любитель развлечений Александр Бестужев домой, глянет на ночной Петербург, промолвит: «В-вот эка-то как того…», и прослезится. А Сергей Муравьев-Апостол, душа военного общества, посмотрит в восхищенные им глаза солдат и офицеров и заплачет от счастья: «Русский солдат! Ну где еще есть такие смелые и замечательные воины?». И правда, по воспоминаниям 1812 года, французские солдаты его не любили. Павел Пестель был человеком замкнутым и малообщительным, и поэтому догадаться, о чем он думает, было совершенно невозможно. Но, скорее всего, он тоже был патриотом. А вот Александр I декабристом не был. И патриотом была лишь одна его личность, хотя зачем о нем говорить, все равно он умер.

Комментарии

Добавить комментарий