В Италию за чайником

Categories Отчеты о произошедшем

Сначала мне следовало бы рассказать романтическую историю о том, как мы встретились с Сашей и полюбили друг друга, но я пока что не дошла до высот Даниэллы Стил, поэтому проясню только, что при первой встрече оказалось, что мы родились с ним в один день (с небольшой разницей в 14 лет), а дальше все уже пошло-поехало. В том числе и мы.

Мы поехали в Италию. Нашли в одной суперской туристической фирме «Дака-90» путевку под названием «Лети и езжай», а через три дня уже были в Римском аэропорту, взяли там новенький Феат, который надо было сдать через 10 дней в аэропорту Милана, и начали бороздить просторы этой страны.

Курительная комната аэропорта – зоопарк на любителя. — Смотри, какой забавный! Дай ему еще сигарету…

Первая часть поездки была распланирована мной и называлась «галопом по Европам», т.е. Рим-Пиза-Флоренция-Венеция за четыре дня. А вторую часть придумал Саша, и называлась она «почти-неделя-ничегонеделания на озере Гарда».

Перед отъездом наш общий приятель Моисей, славящийся знанием фотографического дела, долго объяснял Саше, как надо снимать на камеру: с руки, с ноги, через плечо. Сие происшествие так нас впечатлило, что все посещения достопримечательностей мы посвятили одной цели:

Каждому Моисейке – по Колизейке

В гостях у Ромы

Когда я пытаюсь описать Рим, приходят на ум самые неоригинальные слова. Ну город, как город, местами на Питер похож, местами на Львов, местами на Петах-Тикву. Местами в нем протекает речка Тибр, на которую тоже особенно не залюбуешься. Хорошо, что была волшебная книжечка с картами городов и обозначениями знаменитых мест. Я сразу наметила наш путь на сегодня: вон, говорю, приходим щас к речке, там такой-то собор такой-то матери, потом площадь с фонтанами, потом статуя Джордано Бруно (интересно, может она все-таки вертится), дальше замок святого ангела. Дойдем до Ватикана и обратно двинем. Элементарно. Только на масштаб на карте не посмотрела. Машину мы оставили где-то, не понять где, и почапали. Прошло около часа, пока мы (все еще бодренько) дошли до первого собора. Зайдя внутрь, просто остановились, как вкопанные – Оооооо…

И там, и сям иконы, витражи, статуи, все красивое такое, я даже всплакнула. Дикий мы, израильский народ. Такой красоты не видим. Саша нашел хитрый способ снимать соборы изнутри: идет просто, по сторонам смотрит, иконы разглядывает, в правой руке небрежно болтается включенная на запись камера, которая как бы случайно двигается в том же направлении, что и голова. Не подкопаешься. Проблема только в том, что в камере периодически появляется моя попа, хотя тоже красиво… Выходим на площадь с фонтанами: на первом – куча каменных мужиков, которые держат во рту что-то вроде биноклей, и из них льется вода. Все они символизировали реки. На центральном – мужики побольше в вальяжных позах развалившиеся на камнях. Я села напротив одного из них, приняла такую же позу и попросила Сашку сфотать меня на его фоне.

Вечером рассматриваю фотки: «Саш!!! А мужика-то не видно! Я одна, как дура, изогнутая сижу…» Саша: «Гы-гы…»

— Ну, и что ты там в бинокль видишь? — Голубей…

Часам к пяти вечера начали подходить к Ватикану, и бессонная ночь в аэропорту все больше и больше давала о себе знать. «Если сделать небольшой крюк, то можно и на Пантеон посмотреть», – говорю я. Лицо Саши становится настолько несчастным, что я делаю вид, что пошутила. Оставалось уже метров тридцать до обиталища папы Римского, как силы нас покинули. Мы присели на скамеечку и начали с грустью всматриваться в видневшееся впереди строение. Может папа к нам сам придет? Но папа упрямился. Пришлось подняться и поползти дальше, походить вокруг да около, посмотреть на множество статуй, повосхищаться трудоспособностью итальянских архитекторов. Найти начало длиннющей очереди на вход, пройти ее всю и обнаружить, что в маечке на лямочках меня туда никто пускать не собирается. Облом номер один.

За время нашей пешей прогулки до Ватикана расстояние от него до машины каким-то чудесным образом увеличилось, поэтому через два часа ей досталось множество воздушных поцелуев, когда мы, наконец, плюхнулись в ее прохладное нутро и отодрали от ног приросшую намертво обувь. На Тибре у нас, слава Богу, ничего не стибрили. Да и потом, в Пизе, никаких подобных происшествий не произошло.

У Рима две беды – дороги из Рима и индийцы. Как будто желая сохранить правильность известного утверждения «Все дороги ведут в Рим», итальянцы не повесили почти никаких дорожных табличек с надписью «выход». Выхода не было, а индийцы на заправках все время каким-то образом отсылали нас обратно. Рим, и правда, не отпускал. Желая покончить с этим безобразием, мы буквально взяли за грудки одного мотоциклиста и не отпускали до тех пор, пока он не объяснил весь путь, включая каждый поворот, до ближайшего кемпинга.

Завтрак туриста: Есть такой язык, называется «ломаный английский». На этом языке вы можете общаться с любым человеком в любой стране, потому что владеют им все. Ломаный английский мы оба знаем в совершенстве, поэтому проблем в общении с аборигенами не наблюдалось. Кроме того, итальянцы всегда сопровождают свои разъяснения обильным количеством жестов: «прямо», «налево», «площадь», «мост», «под мостом» – все это, приправленное обильным потоком итальянской речи, воспринималось как нельзя естественно.

Хау мач воч? Сикс клок!

Кемпинг щмасьлем

В кемпинге нас ждало два сюрприза: первый – это то, что у нас, оказывается, нет чайника, а значит, мы остаемся без горячего кофе, чая и любимой лапши Доширака. Второй – это маленький кусочек масла Президент, выданный нам на завтрак в самолете, который расплавился, вытек из обертки и заполонил собою всю сумочку с едой, заботливо наполненную обеими нашими мамами. Теперь у нас все было «щмасьлем»: курица щмасьлем, яйца щмасьлем, кофе щмасьлем, сгущенка щмасьлем, хлеб щмасьлем и Доширака щмасьлем. Да и сумка тоже была щмасьлем. И мы стали щмасьлем, когда попробовали его оттуда вычистить. И палатка стала щмасьлем. И машина. Так мы и заснули. Щмасьлем.

Щмасьлем вкуснее

Завтрак туриста: Если у вас так много бабок, что они выпирают из всех карманов, то вы вполне можете ночевать в итальянских гостиницах – 110 евро на двоих за ночь в самых что ни на есть беззвездочных. А если все деньги легко помещаются в тоненький нательный кошелечек, то выход у вас один – кемпинги. Здесь вас радушно встретят, приведут к свободному месту, предоставят душ и проведут в палатку электричество. А стоит такое удовольствие 20-30 европейских денег, в зависимости от того, есть поблизости водоем, или нет.

В первом кемпинге работник в регистрации, посмотрел нам в глаза настолько нежно и доверительно, что мы оба сразу попали под его очарование. Мы благоговейно заглядывали ему в рот, из которого доносились неизвестные английские слова, восторженно кивали и подписывали все предлагаемые бумажки. Так расчувствовались, что даже не смогли вспомнить, куда поставили тачку. Тогда душка-агент сам посадил нас в свою машину и колесил по кемпингу во всех направлениях, куда мы его посылали, не то, что, не ругаясь матом, а все также нежно на нас оглядываясь.

Ливорно, Ливорно, лети выше солнца!

Поспали на свежем воздухе мы просто отлично, мгновенно доехали до Рима, и нас сразу потянуло прикалываться.

Сюжет: В кадре я, читающая заметку из путеводителя. «Сооружение кампанилы было начато в 1173 г., но башня стала клониться набок сразу после возведения первого этажа. «Падающая башня» стала чуть ли не самой знаменитой достопримечательностью в мире…» Я отрываю глаза от книжки, смотрю вперед и ужасаюсь. Камера наводится на Колизей. «ААААааа!!!!!! Она уже упала!!!!!»

Остальные достопримечательности мы решили посмотреть прямо из окна машины. Только в капитолийские музеи зашли, чтобы справить малую нужду. (По-видимому, не одни мы были такие умные, потому что пока я выстаивала внушительную очередь в бесплатный туалет, Саша успел снять все панорамы Рима вместе взятые и на камеру, и на фотик).

Ноги, бюст и голова – вместе дружная семья

На этот раз кружение по улицам Рима в целях выезда на трассу взяло у нас не более полутора часов, и вот мы уже гоним на, извините за выражение, Пизу, пролетая «веселые города» – Чиветавечию (Чивичи.. что??? Тьфу!), Гроссето (там, наверное, траву все курят), Чечина (Чечена какая-то, туда не заезжай…). Тут я замечаю, что Пиза, оказывается, не стоит на море, а покупаться хотелось бы. Тогда мы решаем остановиться на ночь в городке Ливорно, под Пизой. В поисках кемпинга, мы заехали на заправку и спросили проходящую мимо итальянскую даму. Дама на нашем любимом языке жестов показала: прямо, площадь, налево, прямо-прямо-прямо, «Мирамааааре». По дороге в кемпинг еще несколько итальянцев показали нам на Мирамааааре, все так же смакуя предпоследний слог. Название было многообещающим. Но нас туда не пустили. Неженатым, говорят, общую палатку не предоставляем. Похабщине и аморалке не способствуем. И вообще у нас все забито, езжайте, вон, в Коллину, там и подешевле будет, и места есть, и нравы посвободнее. В Коллине моря не было – не провели, зато места полно, воздух свежий, а добрый дядя из кафешки даже налил нам в термос горячей воды. Правда не из барной установки, а из под крана, но кофе все равно получилось приятно-теплым, и мы весело уснули. Решили на следующий день купить в Пизе чайник. В том же кемпинге мы нашли дощечку с надписью «Reservato», с которой с тех пор не расставались, очень уж понравилась. Мы даже привезли ее в Израиль и повесили на двери туалета.

Утром доехали обратно до Ливорно с целью все-таки попукаться в море. Связанные с нами одной целью, стоянку возле моря оккупировали еще несколько сотен машин. Черная зависть подсказывала нам, что люди, сумевшие припарковаться, счастливо плескаются где-то на лазурном берегу, пьют натуральные соки и лениво нежатся в аккуратном ряду зонтиков. Наконец, мы нашли, куда втиснуть машину, и радостно побежали вниз. Ээээ… Три метра песочка и море по колено с какашками? Вот это и есть ваше мааааре?

Сюжет: Снимаю я. «Вот это замечательный ливорнский пляж. Вот лежат загорелые дочерна люди из Италии, Франции, Германии, Финляндии, Норвегии… А вот на каменной какашке в море нежится на солнышке белоснежный Саша из Израиля и пускает зайчиков. По щиколотки в воде…»

Пол часа нам хватило, чтобы насладиться ливорнскими прелестями. И тут – облом номер два. К нашей машине аккуратно прикреплен штраф в 33 евро за неправильную парковку. Такие же радости ожидали и всех наших соседей по обе стороны от машины. Ничего, говорит Саша, если они даже и найдут того несуществующего человека, которого я записал на эту машину, и пошлют ему в Израиль штраф на несуществующий адрес, то к нам это уже не будет иметь никакого отношения.

A как они нашу Пызу называют? Пиииииииза!

Пиза – чудесный городок. После Римских развалин – просто наслаждение. Одна главная улочка, одна речка и одна достопримечательность, да и та не стоит. Очень прикольное местечко. Спрашиваю знаками у прохожего: где у вас вот это, которое падает? Прохожий показывает вперед: дритто, дритто, дритто. Идем, радуемся, столько магазинчиков, пиццерий, будет, где исполнить задуманную трапезу: Пыыыза, пыыыыца, и пыыыыыво.

Сюжет: Я иду, накренившись набок, Саша держит камеру косо, говорит: «Сегодня с утра мы встали со сломанным вестибюлярным аппаратом. Все криво. Улицы криво, дома криво. Катя ходит криво. Черт знает что… О!!! (Камера наводится на Пизанскую башню) Ооо!!! Единственное нормальное здание!»

Башня и правда падает, причем гораздо сильнее, чем на всех туристических фото. Город, благодаря ей, процветает, веселится. Наверное, там уже рождаются стебщиками – еще бы, с самого детства смотреть из окна на это абсурдное строение.

Яко ж нас перекосило-то

Завтрак туриста: В полдень в Италии наступает сиеста. Это значит, что работники пиццерий, пастицерий и магазинов, разморенные дневной жарой, идут домой баиньки. В это время вы не найдете ни одного места, где можно было бы нормально пожрать что-нибудь, не являющееся мороженным. Сиеста заканчивается во всех городах по-разному – где-то в пять, где-то в шесть. Но в любом случае, довольно странный обычай: голодные туристы толпами ходят по главным улицам города, а итальянцы спокойненько себе похрапывают где-то поблизости.

Облом номер три… Среди всего этого сонного царства нашелся один работающий ресторанчик, но в нем была только паста. Саша предложил было изменить нашу фразу и поесть в Пыыызе пыыыыво с пыыаааастой, но я категорически отказалась. Будем искать пиццерию до опупения! И нашли-таки. Свернули на тихую боковую улочку и обнаружили там довольно милую пиццерию. Ах, как было хорошо!

Но чайника мы в Пизе не увидели. Поэтому поехали во Флоренцию в надежде, что магазины к нашему приезду откроются, и мы, наконец, приобретем столь необходимую нам вешчь. А заодно посмотрим на статую необрезанного Давида.

Экскурсию по городу мы решили уложить в три часа, потому как плата за стоянку нам совсем не понравилась. Т.е. она была, конечно, меньше, чем за пол часа на пляже в Ливорно, но все равно какая-то нехорошая. Я взяла дело в свои ноги: уткнувшись в карту, потащила себя и Сашу к знаменитым местам. «О, щас за углом достопримечательность, – отрываю глаза от путеводителя, Щелк! – так, дальше направо».

Завтрак туриста: Если вам наскучила ваша сексуальная жизнь – отправляйтесь в Палаццо Веккио, что во Флоренции. Там вы увидите уникальный образец камасутры, сюжеты которой навеяны древнеримской мифологией. Тетка оседлала мужика, который млеет среди ее мощных ножек; Два мужика сплелись в одном узоре и улыбаются; Мужик наступил на кентавра (вот те и зоофилия), кентавра внизу просто плющит от удовольствия; Один мужик убивает другого копьем, и на лицах обоих застыли блаженные улыбки; на все это смотрит Зевс и явно одобряет.

Отстань, противный

Нашли в каком-то эксклюзивном магазине кипятильник стоимостью в 25 евро. Плюнули и ушли. За такой даже 25 рублей жалко.

Гонка и гоны

Семь часов вечера, мы вернулись в машину. Вот с этого-то момента и начались все приколы. Сначала Саша вдруг сказал: «Ну что, поехали в Венецию?» Я недоверчиво на него посмотрела: «Саш, а ты знаешь, что это ДАЛЕКО???» «Ничего, прорвемся», – даже не удосужившись заглянуть в карту, заявляет Саша. Я подумала, что было бы и правда здорово, если бы мы к концу третьего дня поездки оказались уже неподалеку от Венеции. Карту Саше не показала. Рванули? Рванули! Только сначала надо заправиться. (По дороге на Пизу дизельный датчик вел себя очень странно: сначала он косил под нормального и спокойно снижал свои показания, но потом вдруг, шкодно улыбнувшись, начал нам дизеля подбавлять, причем в бешеных темпах. В конце-концов, мы с ним подружились – отличный пацан, хоть и гонит).

Разобравшись с управлением аппарата самообслуживания на заправке, Сашка так обрадовался, что щедро засунул в него целых 40 евро. Сомнения начались при заливании дизеля в бак. «А вдруг все не влезет?» – испугался он. Испугалась и я. Мы начали напряженно следить за изменением счетчика в аппарате. 15 евро, 20… 25… 30… ну? Ну?!!!… 31… 32… 32,5… «Бак полный», – констатирует Саша. Блин, семь с половиной евро! Это же обед в пизанской пиццерии! Это же целых три тарелочки с изображением Колизея! Это, в конце концов, четвертая часть нашего ливорнского штрафа!!! Вот черт… Сдачу аппарат не выдавал, а хотелось бы. Мы начали приставать к водителям приезжающих машин, типа, дизелю не хотите? Со скидкой продаем! У нас товар – у вас купец. Но у всех, как назло, был бензин. Тогда мы закатали рукава, разошлись по местности и начали совать руки, куда нельзя – в помойки и мусорные ящики, в поисках пластиковых бутылок, чтобы залить в них остатки дизеля. Вернулись с богатой добычей – грязные, но довольные. Подставили бутылку под струю и… получили целую каплю заветной жидкости. Оказалось, что счетчик давно обнулился, ждет следующих клиентов, а нам в рожу плюет и ухмыляется. Облом номер четыре.

Эта неудача не заставила Сашу изменить своих планов на вечер. Включаем двигатель, выезжаем на скоростную трассу, говорим «поехали», и махаем рукой. Через полтора часа мимо пролетел веселый город Болонья. Еще через час – Феррара. Близился Ровиго (наверняка не менее веселый, чем предыдущие), но нам захотелось размять ножки и попить кофейку. Сели в придорожном кафе. Уфффф… Вроде и не шли, а сидели… Но устали. Напоследок Саша заслал меня очаровать бармена и попросить у него кипятка в наш злосчастный термос. Но очаровывать пришлось девушку с огромных размеров ртом и полным непониманием ломанного английского. «Гхм… Гхм… Кен ю гив ми э хот вота?» (Итальянские вопросы, жесты, выражение недоумения) «Хот Вота!» (та же реакция) Я пробую все возможные произношения: «Вота, Воча, Уота, Вода» … девушка вытаращивает глаза, а главное, рот: «Водка? ВОДКА?????» Да, блин, хочу, чтобы вы мне налили в термос горячей водки. Я перехожу на жесты. «Аква кальвэ!» – понимает барменша. «Си! Си!» – облегченно вздыхаю я. Тут восстают посетившие бар шоферы: «Нет, типа, водки давай, налей ей горячей водки!!!» Всем жутко интересно, как это будет происходить. Наверняка, если бы барменша налила мне водки, заставили бы выпить. Короче, веселые люди, эти итальянцы. И все из-за отсутствия чайника.

Где-то в полночь, покружив с часок по городу Местре, который возле Венеции, мы нашли, наконец, кемпинг. Достали табличку «Резервато», попили на ней хот вотки и провалились в сон.

Венецианская романтика

И вот, наступает день, в который суждено побывать в городе моей мечты. Саша в Венеции уже был, два года назад, с племянником. Поэтому никому даже в голову не пришло, что могут возникнуть какие-то проблемы. Машину мы с собой не брали – прямо из кемпинга нас привозил и отвозил замечательный автобус. Все было настолько надежно, что Саша даже не взял с собой карту Венеции с обозначением места стоянки автобусов. Когда я увидела эту карту, небрежно валяющуюся на переднем сидении, в сердце что-то ёкнуло, но я отогнала неприятные мысли и попыталась о ней забыть. Это была моя первая ошибка. По приезде, я предложила на всякий случай спросить, как называется эта стоянка и отметить ее в путеводителе. Но Саша убедил меня, что Венецию он знает, как облупленную, что стоянка в ней всего одна, и к вечеру он обязательно вспомнит, как она называется. Я поверила, и это была вторая ошибка. Пофигу, Венеция!!! Речки, мостики, кривые домики, балкончики с цветочками, гондолы, магазины с масками (ух, какие маски!!!), речки, мостики, балконы… Все это виделось через экран фотоаппарата, потому что щелкала я направо и налево, восхищало здесь ВСЕ.

Сюжет: Я стою по колено в воде, читаю из разговорника подряд итальянские слова: «фа мале унденто дова си трова ль альберго КАТАСТРОФА давл андале авэте камере либере ВИА ЛЕНИН вольямо абере уна гуида ПЕНСИОНЕРО ИНВАЛИДО ИВАНОВ си потребе пренотаре ун свельятеми пер фаворе але ун кафе ун капучино ПРОРВАЛО УНИТАЗО антипасто иль примо бъянко э либеро квэсто тволо МАШИНО аква минерале ГОНДОЛЕ…» и т.д. Саша переводит: «Сегодня ночью в Венеции случилась ужасная катастрофа. В доме номер 5 по улице Ленина в квартире инвалида первой степени пенсионера Иванова прорвало кран. Теперь весь город затоплен водой. Затонули все автомобили и местные жители вынуждены ездить на лодках. Посмотрите вокруг. Теперь еще нескоро удастся придать городу его прежний вид».

Пошли в галерею Академии. Студенческие карточки, так старательно напечатанные нами дома, не прошли – типа Израиль не относится к Евросоюзу, извольте платить по полной стоимости. На этот раз мы решили-таки культурно просветиться и не пожалели. Вся история искусства была как на ладони. Сначала иконы – вон человек с огромным количеством щиколоток, вот скелеты – смотри, какие угарные – в трусиках! А святой Франческо и святой Антонио – однояйцовые близнецы. Четырнадцатый век – вообще праздник. Видно моделей в то время не хватало. Смотришь – картина, на ней огромная тусня. Пригляделся – что-то не то, чего это они все одного роста? Ба! Да это ж всего два чувака, размноженные художником под копирку! Нижний ряд и верхний левый угол – носатенькие толкутся, по три штуки в одном ракурсе, остальные морщинистые таки, противные. Стоят, изображают чего-то. Короче, так наугарались, что на настоящие шедевры Ренессанса просто сил не хватило. Прошли быстрым шагом.

А водитель гондолы – это гондовоз?

Вот мы осматриваем собор святого Марка, вот делаем перекур на безлюдной улочке, наблюдая за высовыющимися из окон аборигенами, вот мы кушаем божественного вкуса пасту в ресторанчике, вот катаемся на речном трамвайчике. Захотели снять гондолу, спрашиваем мужика, сколько стоит ваше удовольствие? Ответил что-то вроде «девять евро». Мы посчитали наши финансы и решили потратиться. Даем ему двадцатку, мужик начинает смеяться: «Нет, говорит, вы не поняли. Поездка стоит не ДЕВЯТНАДЦАТЬ, а ДЕВЯНОСТО евро». Вот мы сидим, свесив ножки в воду, на какой-то улочке и искренне удивляемся, наблюдая за проезжающими на гондолах миллионерами.

Ну, погуляли, и будя. Тут встал вопрос о том, где же все-таки находится наша стоянка. Саша уверенно повел меня по улочкам. Походив пол часика, мы поняли, что где-то мы уже это видели. Вон на том мосту мы стояли, здесь мы кушали, этот балкончик, помнишь, мы сфотали, в эту церковь меня не пустили… Чем дальше мы шли, тем чаще мелькали знакомые до боли места. Мостики, речки, магазины с масками – от всего этого уже было не по себе. Я понимаю, что представления Сашки о месте нахождения стоянки весьма расплывчатые, и начинаю спрашивать прохожих. И вот уже, мы не идем – мы мчимся, желая успеть на семичасовой автобус. У нас остается пол часа – нам говорят, что идти осталось 40 минут. У нас пятнадцать минут – говорят, что идти двадцать. Причем обычное объяснение итальянцев «дритто-дритто» не ахти как работает. В Венеции это получается как-то «Чито-дритто, чито-маргарито». Наконец, когда до отхода автобуса остается одна минута, мы выходим к большому зданию, на котором написано «Вокзал». Автобусами и не пахнет. Мы садимся на мостовую и чуть не плачем. Я заметила было, что автобусная станция находится еще в нескольких метрах от нас, но тут Саша вспоминает какое-то название и увозит нас на речном трамвайчике далекоооо-далекоооо – куда-то совсем на противоположные окраины города. По дороге обратно (уже темно, еле успеваем на последний автобус) меня укачивает и начинает морально тошнить на все эти домики и речки, на мостики и трамвайчики, на все автобусные станции вместе взятые, но главным образом – на Сашу.

Хотя во всем надо искать свои плюсы: зато засняли ночную Венецию. Зато у нас остались сувениры – куча билетов на речные трамваи…

На следующий день я встала злая презлая и решила никогда больше не доверять Сашиной интуиции. А ведь до отдыха на озере еще предстояло заехать в Верону и отснять очередной развеселый сюжет. Дело в том, что статуя Джульетты, находящаяся в этом городе, предвещает счастье в любви. Но для этого надо потрогать ее – либо за правую грудь, либо за руку. Соответственно, бронзовая статуя шекспировской героини просто блестит, но не вся, а лишь вышеперечисленными местами. А все остальное – темное и неразборчивое. Знал бы Ромео, сколько людей потрогали его возлюбленную за грудь – никогда за нее бы не умер. Жил бы еще и жил. Хотя все равно бы потом умер.

Сюжет: В кадре Сашины руки, которые яростно трут Джульеттину грудь туалетной бумагой. Я говорю: «Сегодня мы поставили себе цель – почистить статую Джульетты. Вот Саша уже оттер ее правую грудь. Я, как видите, очистила от грязи ее руку. Сейчас Саша принимается за левую ляжку». Снимаем.

В Вероне, наконец, мы обнаружили закономерность в Сашиной ориентации в пространстве: когда он говорил «Мне кажется, что это там», надо было идти в противоположную сторону. Действовало безотказно. Саша просто рвал и метал, а я чувствовала себя отомщенной. Но к концу экскурсии мы поняли, что так нельзя, и признались друг другу в собственном упрямстве. Все-таки родились в один день, да еще в какой – 16 ноября! Два скорпиона вместе – это надо постараться, чтобы пойти в одном направлении. Сюжет, к сожалению, снять не удалось, так как желающих полапать бронзовую грудь выстроилась огромная очередь. Мы тоже ее выстояли и сфотались в неприличной позе. И поехали подальше от этих запуток и городов. На озеро!!!

«Вот, сейчас приедем, и будем покрываться коричневым слоем!» – говорит Сашка. Я (немного подумав): «Как-то ты нехорошо это сказал. Не хочу покрываться никаким коричневым слоем. Я бы предпочла просто загореть».

Вечером мы уже валялись на озере Гарда, я оплакивала свой купальник, оставленный на память предыдущему кемпингу, ели огромные пиццы в местной «столовой» и любовались красивыми облаками. Теперь нам предстояло только веселье. Началась часть вторая нашего путешествия.

Поющие салюты, американские горки и Свиная Блевота

Завтрак туриста: В большинстве итальянских кемпингов находятся бассейны, у которых вход устроен хитро, под девизом «Всякий входящий – да ополоснется». Т.е. над входом висели какие-то трубы, из которых на людей лились две тоненькие струйки воды. Чуваков это раздражало неимоверно, а мы с Сашкой надорвали животики, со старорусским акцентом произнося этот девиз в адрес каждого входящего человека. Кроме того, в бассейн категорически не пускали без особых синеньких шапочек. Слава Богу, синенькие шапочки продавались тут же на месте, за 2,5 евро.

Дни наши проходили весьма расслаблено. Проснувшись, мы около часа решали, куда сначала пойти – в туалет, или в душ. Если ни у кого не намечалось особо важных дел в первом пункте назначения, то шли сразу во второй. Потом организовывали себе что-нибудь на завтрак и часов до двух дня просиживали за «ничьим» столиком. Когда жара немного спадала – шли загорать и купаться. В шесть часов кончалась сиеста, мы набирали кучу пиццы и пива и снова оккупировали «ничей» столик да вечера. Лишь в последний день у столика объявился хозяин, который, читая за ним газетку, вежливо намекал нам, что пора бы и совесть поиметь. Ходили мы всегда медленно: утром – спросони, днем – от жары, вечером – отому что пьяные были.

Саша плетется, обгоняя меня на пол шага. «Сааааааш, ну не гони, куда ты так летишь??? Пойдем помедленнее…»

Только после захода солнца у нас начинались разные сравнительно культурные мероприятия.

Например, во второй день мы решили напиться Текиллы. Выбрали себе подходящие бревнышки на травке, завалились и наклюкались до изумления. Теперь всем жителям кемпинга стало понятно, что мы все-таки русские. Перед сном я высунулась из палатки и с прискорбием сообщила: «Саш, к нам приехали какие-то рвотоподобные». Утром пригляделись – и правда, рядом с нами стояла палатка, из которой мерзопакостно торчало отвратительное лицо: как не пытался молодой человек его скрыть – под очками, волосами и прочими примочками, от его внешности так и тянуло блевануть. Ночью того же дня мы вернулись из водного парка, и меня прибило покушать Дошираки. К сожалению, из всех наших соседей не спали только рвотообразные. Тогда я подошла к ним и, недвусмысленно показывая на их кастрюльку на плите, попросила хот вотки. Блевотообразный попросил свою девушку сказать мне на английском, что кипяток можно набрать в туалете, для чего следует отвинтить кран с горячей водой, немного подождать и тогда набирать. Кстати, туалет находится вон там. Спасибо, я и так знаю. После этого происшествия за ним прочно закрепилась кличка «Свиная Блевота». Как-то, проходя мимо их палатки, мы даже захотели стошнить в эту вечную кастрюльку на плите, в качестве тонкого намека на то, как мы к ним относимся.

Поскольку купальник я посеяла, а лифчика, похожего на купальный, у меня не нашлось, то я решилась загорать по-европейски – топлес. Разделась, улеглась, прикольно! Совсем как в детстве. Но тут, как назло, мимо проходил великовозрастный дебил. В сопровождении своих родителей. Увидев меня, дебил сначала стал показывать в мою сторону рукой, а потом разразился нечеловеческими криками. «Смотри-ка, ты его возбудила», – невозмутимо произносит Саша. Мне стало неуютно. К тому же лежащие рядом женатые дяди тоже стали заметно нервничать. «Да что ты, – успокаивает Саша, – вон, смотри, мужик с такой же грудью, как у тебя, сидит и не стесняется… Да и вообще, вытяни руки вверх, все будут думать, что ты мальчик». Тут-то он и полетел в озеро.

Каждый вечер в кемпинге были салюты. Однажды мы, как всегда пьяные, лежали у палатки и любовались на огни, как вдруг случилось что-то невероятное. «Ууууу….» – нежно запел очередной выпущенный огонек. «Ууууу…» – присоединился к нему другой. И вот уже все огоньки хором со звуком «Ууууууу» выделывают в воздухе разные выкрутасы. У меня просто челюсть отвисла. Могу с уверенностью сказать, что поющие салютики – самая потрясающая вещь, которую я видела не только в Италии, но и за все последние годы.

Гардалэнд. Водный парк наподобие Диснейлэнда, но гораздо больше и круче. Объезжая на паровозике окрестности, я с недоверием поглядывала на огромную колбасню – американские горки, которые назывались «Блу Торнадо». Блу торнадо стояло в Сашином плане на третьем месте. В качестве подготовки к этому жизненному испытанию, Саша повел меня на такую вертелку – сначала тебя начинает крутить внизу на маленьких карусельках, а потом поднимает на приличную высоту и крутит там. Здесь было еще ПРОСТО страшно, здесь я еще кричала… Но колбасня была неотвратима. Когда мы были уже привязаны к сиденьям и медленно поднимались вверх, меня охватил дикий ужас. Я вцепилась в крепления и начала молиться. Не припоминаю, чтобы когда-либо моей жизни секунды в были такими же длинными. И тут нас понесло. «Ух ты, нас поднимает вверх ногами! – восторженно думал Саша, – Ух ты, нас несет по спирали!» «Ладно, ладно, вверх ногами, по спирали – делайте со мной, что хотите, только скорей бы все то кончилось», – думала я. «Ааааа!!!! Ааааа!!!!» – весело кричал Саша. Я же не издала ни звука – казалось, что если я это сделаю, то меня просто разорвет на куски. «Вауу!» – сказал Саша, когда мы, наконец, остановились. «Слава те, Господи», – выдохнула я.

На выходе продавали фотки, сделанные с нас на колбасне в самый яркий момент. Поначалу мы не впечатлились. Потом пригляделись, переглянулись, купили и пол часа катались по асфальту от смеха. На фотке был графически выражен вышеописанный контраст в реакциях: Саша смотрел на мир широко открытыми глазами, одаривая его восторженно-истеричной улыбкой. У меня на лице отпечаталось неимоверное страдание, а перед глазами мелькала вся прошлая жизнь. Саша чуть ли не руки раскинул навстречу новым впечатлениям. А на моей руке четко вырисовывалась МЫШЦА, которую я до этого в жизни не использовала. Т.е. если бы все крепления сразу отвалились, я бы все равно удержалась на этом сидении. В общем, трудности в жизни мы преодолеваем по-разному…

Родственная связь этой хрени с колбасой была настолько неоспоримой, что в бургер-кафе напротив продавались исключительно сосиски с чипсами.

Потом были весьма приятные круглые лодочки, которые дали на время забыть, какие кошмарные события им предшествовали. Но Саша, к несчастью, заметил еще один аттракцион – падающий лифт. Знаете, такая штука: тебя прикрепляют к креслам, поднимают на высоту примерно шестого этажа, издевательски держат там пол минуты – и отпускают. Падающий лифт закрепил мое решение о том, что никогда и ни при каких условиях я больше не буду так себя мучить. Следующие экшены пошли веселые и успокаивающие: панорамная «летающая тарелка», музыкальные фонтанчики, воздушная дорога, пещера страха, в которой совсем не страшно. Напоследок мы пошли в четырехмерный кинотеатр с динозаврами. Четырехмерный – это потому, что там не только сидишь в очках, и перед тобой летают осколки рушившихся строений, но и кресла трясет в соответствии с происходящим на экране. Пока мы отстаивали получасовую очередь ради пяти минут фильма, вокруг нас ревели динозавры, везде было написано про динозавров, и даже фрески на стене были с динозаврами. Фильм был отличный – нас несло в каком-то поезде, бросало на стены, кидало в кипящую лаву и т.д. Я нервно смеялась, вспоминая, что почти то же самое со мной происходило совсем недавно, но ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Выходим из кинотеатра. Довольные. Тут до меня доходит: «Саш… А причем тут динозавры?…»

Рутинно-пляжная жизнь продолжилась, и Саша, который, как вы помните, безумно желал коричневого слоя на своем теле, сгорел. Сгорел до такой степени, что, обедая в пиццерии, капнул томатного соуса себе на грудь и… никто не заметил.

У меня была другая проблема – синяки. У нас это называлось «Саша меня побил». Сначала он бил палаткой и незнакомыми углами в туалете, а потом – вы не поверите! – побил меня американской горкой. После этого остался самый большой и красивый синяк на плече, который даже до Израиля успешно дожил.

Как-то вспоминали, как будет по-английски «курица», чтобы заказать ее в нашей «столовой», и дать желудкам отдохнуть от обильного поедания пиццы. Чикен? Это вроде цыпленок. Остановились на «чикен’с мазер». А яйца мы назвали «Чикен’с мазер’с лител чилдрен».

А в один из вечеров пошли прогуляться по набережной городка Пескверра, под которым стоял наш кемпинг. В самом ее конце находилась огромная площадка со столами, за которыми пили пиво и свежее вино итальянские старички. Мы хотели было пройти мимо, но Саша разглядел над всем этим праздником большую вывеску «Йоси Оркестра». Это же Йоси!!! – обрадовались мы. По логике выходило, что остальной состав оркестра – наши, русские мужики из Израиля: МИхаэль, ВладимИр, Олег, ШмУлик, ЕвгЭний, и пара-тройка Алексов. Мы решили такого не пропускать. Вина нам налили прямо в бутылку, мы уселись возле разложенных инструментов и принялись ждать. Вот на сцену выходит звездный состав, и певица начинает представлять музыкантов. Охххх, грандиозное разочарование! Оказывается их звали Антонио, Родриго, Франческо и т.д. И ни одного Алекса… Зато заиграли они офигительно. Под звуки вальсов, танго и ча-ча-ча с мест срывались эти самые старички и начинали тааакое вытворять! Вам и не снилось! Я тоже не выдержала и пригласила на вальс какого-то дедка, который сидел поблизости и явно страдал из-за отсутствия партнерши. Дедушка повел меня легко и уверенно, я старательно переставляла ноги в такт Йосиной музыке, короче, сплошное счастье.

В качестве сравнения, мы решили попробовать, что это такое, итальянская дискотека. Она проходила прямо у нас в кемпинге, так что в случае крайнего шока можно было сразу сбежать. Вот это было по-настоящему хреново. Ди-джей не только менял треки через каждые 30 секунд, но еще и ПЕЛ. Пел всегда, тона на три не попадая в тональность, зато громко. Видимо перед дискотекой ему принесли несколько новых дисков (года так 95-98-го), и он еще не знал, что на них записано, поэтому пробовал все. Особенно самые тупые песни. Когда мы уже собрались уходить из этого балагана, то услышали, подозрительно знакомые слова. Остановились, прислушались. Звучало вот что:

На менья ты не сэрдис
Наре-наре-на-на
Уходыт не тарапис
Наре-наре-на-на
На сэкунду задэржис
Наре-наре-на-на
Мне с тобою за****ис
Наре-наре-на-на
На-на
На-на

Вот такая модная итальянская песня…

В последний вечер в кемпинге мы никак не могли успокоиться. Осмотрели палатку, поняли, почему в последнее время она так уменьшилась – по всему периметру валялась туча всякого хлама. Мы стали представлять, как на следующее утро начнем выгребать из нее следующие вещи:

– весь наш гардероб
– объедки разной еды
– табличку «Резервато»
– плиту и холодильник
– двуспальную кровать
– Рояль
– нескольких израильских солдат (охрану)
– Колизей
– Папу Римского на коляске
– пару-тройку чужих палаток
– Свиную Блевоту и Ди-джея со связанными руками и кляпами во рту
– Оркестр Йоси
– Семь литров дизеля в канистре
– Венецианский речной трамвайвчик

Может, тогда бы я нашла в палатке свой левый носок.

Мы так ржали, что я поняла – завтра случится что-то нехорошее. И случилось. По пути в Милан, Саша предложил заехать в Бергам – город, в котором жил Фигаро. Интересно, говорит, посмотреть. Нехорошее предчувствие не покидало меня до самого въезда. И только тогда я поняла, к чему все это было.

Первое, что нас встретило в Бергаме – это кладбище. Огромное, массивное, спокойное. На грандиозном входе в него висели люди и монотонно стучали молоточками. Поставив машину на бесплатной кладбищенской стоянке, мы отправились в центр. В городе царила мертвая, несокрушимая сиеста. Возле домов находились семейные склепы… Людей не встречалось… Иногда попадались работающие парикмахерские – это напомнило Ильфа и Петрова – город, в котором процветают только похоронные бюро и парикмахерские. Т.е. у этих людей в жизни происходит только одно – у них периодически отрастают волосы.

Зайдя в старый город, мы совсем поникли. Темно-серые дома, узкие мрачные улочки, отовсюду веет плесенью и какой-то мертвечиной. «Сааааша… – шепотом произношу я, – Саааш, пойдем отсюда… Пойдем! ПОЙДЕЕЕЕЕЕЕЕМ!!!!!» Мы тут же повернули обратно и понеслись к машине.

Завтрак туриста: если у вас найдется пачка антидепрессантов – смело отправляйтесь на прогулку по славному городку Бергам.

Я успокоилась только в Милано. Здесь все радовало и поражало. Город просто офигительно красивый, жаль только, что на него осталось так мало времени. Миланский собор поставил в нашем путешествии большую жирную точку и…

Чао, Италия! Шалом, Исраэль!!!

Ночью в аэропорту я вдруг в шоке обнаружила, что иностранный язык, который слышится вокруг, МНЕ ПОНЯТЕН. Это был иврит. Все израильские рейсы согнали в одну кучу и начали, не спеша, проверять сумки с антисемитской ухмылкой на лице. Продержали там часа три без права на сигарету и настроение подпортили хорошо. Один и тот же чувак по имени «Заколебал ты» был и охранником, и чекером, и стюардом. Каждый раз он по полчаса сравнивал наши красивые лица со страшными харями в паспортах и докапывался, не лежит ли у нас в чемоданах пояс шахида. Нафинг… Нафинггг… Да пошел ты нафиг! Достала ваша Италия. И пицца ваша некошерная. Мы домой хотим.

К лахацу. К хумусу. К хасиду…

З.Ы. А чайника в Италии мы так и не нашли.

Комментарии

Добавить комментарий