Българское щастье (свадьба в Болгарии)

Categories Отчеты о произошедшем

В погоне за дешевизной

Нет лучшего повода для свадьбы, чем три месяца беременности. Вы со мной согласны? Конечно, да! Т.е. я уже давно шокировала друзей и знакомых новостью о том, что «Катька замуж собралась», причем под словом «Катька» имелась в виду именно я. Но то денег нет, то дел по горло, то просто впадлу этим заниматься… А тут – нате! Оказывается, дети, и правда, делаются быстро и сразу, стоит только ими основательно заняться.

Так вот, 4 мм живого человека всеми способами давали понять, что скоро они превратятся в огромный шар, который вырастет как раз под двумя другими, успевшими уже достичь впечатляющих размеров. Надо было срочно пользоваться моментом, чтобы выйти замуж, так сказать, фигуристой. За какой-то там месяц были найдены деньги и выделены четыре дня из рабочей рутины. По старой русско-израильской традиции мы пошли покупать свадебный тур на Кипр.

И что с этим делают?

Здесь надо заметить, что как раз перед этим мы с Сашей крупно поспорили, кто в семье больше денег тратит. Теперь, чтобы тень сомнения ни в коем случае не пала на него, каждый старался показать, какой он продвинутый по части экономии. Благодаря этому, все расходы на платье, туфли и макияж составили до смешного скромную сумму шекелей, а Сашкин «костюм» собирался с миру по нитке ото всех его родственников. А когда в тур-агентстве девушка предложила нам более дешевый, чем на Кипр, тур в Болгарию, мы оба активно закивали, типа ура, и здесь сэкономили.

В процессе рассказа о преимуществах болгарского брака, стараясь не смотреть нам в глаза, девушка сообщила, что гостиница, в которой мы будем жить – кошерная. «Какого черта??? Кошерная? В Болгарии? А мы хотели свинины поесть…» – расстроились мы. «Не беспокойтесь, там в ресторанах мясо дешевое», – утешила девушка.

В эту секунду со мной произошел типично беременный бзик: «Мясо! Дешево!» – радостно застучало сердце. И я начала бредить болгарским изобилием. «Уххх-га-ага-га-га-гаааа», – вырывался из груди громкий возглас восторга, когда я представляла себе, как надкусываю вкусные свиные шашлыки. Причем мясо, приготовленное лично, или кем бы то ни было другим в Израиле, уже не удовлетворяло мою кулинарную похоть. Две недели я с нетерпением ждала Болгарии, сглатывая вечно голодную слюну.

Выйду я на улицу, гляну на село… ( Кто бы мог подумать, что это и правда окажется село)

За два дня до отлета я прочитала в интернете, что все эти дни будет холодно и дождь. «Брррр, – подумала я, – так и просидим все время в ресторане… Уххх-га-ага-га-га-гаааа». Саша же прочел, что в Болгарии невероятно дешевая обувь, причем итальянская, отличного качества (кто это написал, тому морду набить надо). «Возьмем зонтик и пойдем отовариваться на все последующие годы», – решил для себя Саша, потирая руки.

Так мы и приехали в аэропорт, оба в радостном предвкушении.

Особенности контингента

Наш вылет откладывали на два часа, рейс на Минск дожидался последнего пассажира по фамилии Жвачка, было скучно. От нечего делать мы начали разглядывать летящих с нами людей. Публика делилась на два различных по внешности и внутреннему содержанию вида. Первые были не первой свежести израильтяне, все, как один, прокуренные, помятые, бесформенные и скептичные. Они летели играть. Вторых было каждой твари по паре, они, как и мы, срочно летели в Болгарию оформлять отношения. Тусовка была молодая, русская и немножко беременная. Сроки, по нашим наблюдениям, колебались где-то от 4-х до 18-ти недель, т. е. у некоторых не было заметно вообще, а у других было уже ясно видно, что мальчик. «Смотри, – шепчу я Сашке, внимательно изучая одну из пар, – а у этих ребенок, наверное, сразу родится с золотым зубом. И с усами… Девочка…» «Да, а у этих – беременный отец…» «А возле нас, смотри, нормальные сидят»

Нормальными оказались Вова и Оля, которые ехали жениться без всякой видимой причины. Ну, вы понимаете, о чем я. Как выяснилось в последствии, они ПРОСТО ТАК решили устроить себе свадьбу, праздника им хотелось, видите ли. Просто так! А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?! Так, вступив в дружественный контакт с этими достойными всякого уважения, удивления и умиления людьми, мы затусовались в самолет.

Страшная картина садизма, увиденная на инструкции по спасению

Ииии… первый болгарский сюрприз: Ту-154.

Ту-154 самый лучший самолет
Он вас до смерти скорее довезет
Берегите время!
Экономьте деньги!
Ту-154 самый лучший самолет

Такой похоронный стишок из детства сразу вспомнился мне, когда я оглядела обстановку. Сначала это нас развеселило. Потом насторожило. Особенно, когда обнаружилось, что кнопки опускания кресел давно не работают, а некоторые лампочки ни в какую не горят. Когда впереди салона шумно отвалилась от стены табличка «Пристегните ремни», я начала задумываться о правильности нашего решения сэкономить. Взлет обещал быть увлекательным аттракционом, и все невесты задумчиво посмотрели на вложенные в карманы сидений рвотные пакетики.

Одно обстоятельство не давало мне расслабиться и отдать себя на растерзание страхам: «Ведь мы же еще не в гостинице… – размышляла я, – значит, нам сейчас МЯСА принесут». Все окружающие, в которых я уже успела разжечь аппетит непрерывным повторением слова «МЯСО», тоже с нетерпением ожидали появления стюардесс с заветными пластмассовыми коробочками. Сначала принесли пару булочек с сыром – хорошая закуска, подумали мы, съели их и начали ждать дальше. Пять минут ждем, десять минут ждем. Через 15 минут в голове у каждого начали появляться нехорошие догадки, но вслух их высказали только, когда факт стал неоспоримым: булочки были едой… В 4 часа дня на опоздавшем черт знает на сколько самолете пассажирам подали завтрак…

Откидной столик был исцарапан разными надписями, и мною завладела еще одна навязчивая мысль. Я долго пыталась ее от себя отогнать, и даже пробовала заснуть, но тщетно… Наконец, я не выдержала, достала из сумочки ключ и нацарапала на столике слово их трех букв. Успокоившись, я немного вздремнула.

Здравствуй, совок! Разваливающийся летательный аппарат коснулся колесами болгарской земли, и все облегченно зааплодировали. «Кар-кар-кар-кар», – закаркали израильтяне и быстро побежали к аэропорту («кар» на иврите «холодно»). Русские же парочки спускались по трапу медленно и торжественно: хорошо-то как, а? «Что-то здесь кострами пахнет», – говорит Сашка. «А это для нас уже свинину жарят», – ответил ему чей-то голос, не скажу, чей.

Аэропортом оказалось малюсенькое здание, предназначенное, как нам показалось, только для израильских чартерных рейсов. Никаких табло, никаких пассажиров, кроме нас, объявления большей частью на иврите. Все время, пока стояли в очереди к паспортному контролю, я думала, зачем же они над головами проверяющихся зеркало повесили. Наконец, дошло: скажем, подошла ваша очередь провериться. Таможенник смотрит в паспорт, говорит, «а здесь, мол, не вы совсем изображены». «Как же, не я?» – возмущается пассажир. «А вы в зеркало над собой посмотрите». Пассажир смотрится в зеркало: «Ой…И правда не я…» И улетает обратно.

Как бы там ни было, разгрузили нас по двум автобусам: игроков в один, десять пар брачующихся – во второй, и повезли через славный город Варна на Золотые пески. «Не сезон» на Золотых песках был налицо: совершенно мертвый курортный городок, проезжая по которому можно лишь догадываться о царящем там летом веселье и разврате. На всей этой заброшенной территории светилось только слово «Казино», прилепленное на крышу израильского отеля «Гавана».

 

В лобби нас собрал подловатого вида дядечка и начал шутить бородатые шутки, повторяемые им же самим с частотой два раза в неделю на протяжении вот уже нескольких лет. Люди напряженно терпели: и шутку про то, что будет время развестись, и про то, что надо бы невестам сходить в местный салон красоты, чтобы жених со свадьбы не сбежал. Дальше мужик погнал еще сильнее: у нас, говорит, есть фотограф, который сделает вам свадебный альбом. Сфотографирует вас на фоне местных достопримечательностей и в ЗАГСе. А еще он может снять про вас фильм с музыкой. 20 фотографий – 40 баксов. Фильм – 60. Не хотите, как хотите, снимать самим – нельзя. А мы уже до этого вычитали в инете, что, увидев себя на фотографии, сделанной местным фотографом, невеста может сильно испугаться, и это плохо отразится на ее беременности. «Как это нельзя? – возмутились мы с Сашей, – а можно заплатить и снимать?» Мужик стал отмазываться, мол, ЗАГС – это заведение государственное, во время регистрации там находятся только молодожены, свидетели и официальное лицо, никого другого не пускают. В конце концов мы добились от него довольно сомнительной милости: разрешения пустить ОДНОГО человека и права на съемку камерой за 22 доллара США.

Вечером, плотно поужинав кошерными харчами, мы и Вова с Олей решили выложить по 20 болгарских лев на правое дело: проиграть их в казино на автоматах. Мы с Сашкой честно выполнили обещание и, побалансировав немного между выигрышами и проигрышами, подарили наши денежки однорукому бандиту. Вова же поступил весьма бессовестно: не сказав никому о своем плане, начал выигрывать, все время повышая ставку, и, в конце концов, забрал себе весь куш – около 300 американских денег. Хороший подарок к свадьбе – все последующие дни они с Олей гуляли по полной, не потратив на это ни цента.

Зато вечером нас ждало джакууузиии

Они сказали «да» и помотали головами

Эпиграф:
Мы с миленком спозаранок
Поженилися в сарае

Частушка, сочиненная мной, при виде болгарского ЗАГСа.

В 9 часов утра нарядные «молодые» уже ждали в минибусе опаздывающую пару. Мы были во второй партии брачующихся, первые связали себя семейными узами полтора часа назад. Вдруг раскрываются двери, и в автобус влазят, вы не поверите, – жених и невеста! Т.е. все, как надо, невеста в свадебном платье, жених при костюме, только фаты не хватает. «Вы что, женитесь?!!» – весь автобус хором. «Да, блин, эээ…» – соглашаются молодожены, оглядывая остальных.

По кочкам и ухабам нас повезли в деревню «Балчик», в которой находился местный ЗАГС. Здесь стоит упомянуть о неприятном инциденте, случившимся со мной утром во время сборов. Специально для регистрации, я купила себе колготки, утягивающие живот, потому как боялась, что не совсем влезу в платье, купленное две недели назад (тут, знаете ли, каждый день на счету). И вот, достаю я их из упаковки, одеваю на одну ногу и… понимаю, что ногу они, конечно, утянули здорово, но на вторую уже точно не налезут. Не то, чтобы у меня толстые ноги, даже наоборот, но утягивающая сила колготок превзошла все мои ожидания. На одной ноге я прискакиваю к Саше и вопрошаю: что делать и кто виноват? «А ты посильнее потяни», – советует Саша. Приложив все возможные усилия, я все-таки сумела просунуть в колготки вторую ногу и натянуть их на талию. Ребенок внутри сразу встал по стойке смирно. Поэтому, прыгая в автобусе по ухабам, да еще и стянутая этими самыми колготками по самое нехочу, я вполне справедливо молила Бога, чтобы к концу поездки не начались роды.

Высадили нас посреди плохо заасфальтированной площадки – всей в грязи и выбоинах. По этому делу, громко матерясь, шла «невеста», задирая платье и спотыкаясь на каблуках. Я, между прочим, тоже почему-то подумала, что замуж надо выходить обязательно на шпильках, поэтому никаких добрых и теплых слов в тот день эти выбоины не услышали. Возле другого автобуса толпились женатики, они продали нашей партии переходящий букет цветов за 15 болгарских левов – то-то наш дядечка обрадовался, когда понял, что и тут нас евреев поиметь не удастся, наверняка же, сволочь, имеет свой процент и от фильмов, и от альбомов, и от цветов. Альбом из наших заказали только жених с невестой – зря, что ли вырядились? Так что местные достопримечательности мы все же лицезрели: на разных сторонах этой загаженной площадки фотограф находил какие-то мемориальные камни, ставил там наших героев и запечатлял на Кодак 1978 года выпуска. Забегая вперед, скажу, что под словом «альбом» подразумевался мягкий пластмассовый альбомчик, какие в фотомагазинах обычно в подарок дают.

А вот что подразумевалось под словом «ЗАГС» даже вслух произносить стыдно. Небольшая комнатка с деревянным панно на стене, болгарским флагом, столом посередине и шумно пыхтящей печкой сбоку. В предбаннике толпятся остальные пары, одна из них выступает нашими свидетелями, Вова пробует себя в съемке праздников и торжеств, дядечка курит в уголку, мы стоим, пялимся на все это и ожидаем выхода из-за кулис официального лица. Наконец, официальное лицо появилось, включило на магнитофоне марш Мендельсона и по-болгарски пригласило нас прошествовать к столу. Несмотря на торжественность момента, краем глаза я уловила потрясающую деталь: в ЗАГС вдруг вошел какой-то старикашка с сигаретой и прочапал мимо нас к дядечке, с нескрываемым любопытством разглядывая всех присутствующих. Это меня так развеселило, что всю последующую часть брачной церемонии я простояла с сияющей улыбкой на лице. Потом мы были свидетелями у двух пар, причем подлый Сашка шепнул мне, что уже надо подписываться фамилией Долгов, поэтому я довольно долго простояла у регистрационного стола, пока, наконец, не поставила свою обычную закорючку: все равно она совершенно нейтральна и не напоминает по своей форме ни одну в мире фамилию.

Официальное лицо

Так, в болгарской глубинке мы превратились из просто Саши и Кати с семейство Долговых, ожидающее прибавления. Многозначительное, надо сказать, событие!

Левы и правы

Наконец, все кошмары бракосочетания канули в лету. Дядечка перед нами маячить перестал, и это значило, что мы свободны (если только можно назвать этим словом женатых людей). Прибежав в гостиницу, я стянула ненавистные колготки и была готова к кулинарным подвигам. Стоящий возле входа таксист предложил повозить нас по всем злачным местам города Варна и вернуть обратно всего за 15 левов с пары. Мы решили, что лучше поездить вчетвером, немного переплатив, чем присоединяться ко всей тусовке новобрачных, снимающих минибус. И правильно сделали: вся разнокалиберная тусовка так и не смогла договориться между собой, куда ехать, в итоге за два свободных дня в Болгарии они успели посетить только барахолку в Варне и один ресторан.

Мы же поехали в ресторан сразу же, потому как пресловутым МЯСОМ с моей легко руки начали уже бредить все. Когда, наконец-то, принесли заказанный мной свиной шашлык, я подверглась немедленному нападению папараци в лице Саши и Вовы: очень уж умилила их сцена превращения меня в хрюшу. Было здорово. Заодно на практике проверили, что болгары мотают головой, подразумевая «да», и кивают, желая сказать «нет». Невероятно, но факт: они действительно так делают. Воспринимается это, как ни странно, вполне естественно, просто начинаешь чувствовать легкое недоумение, и подозревать какой-то подвох, а почему – не понимаешь.

Остаток дня мы посвятили походам по варновской барахолке и центру города вслед за Сашей, который активно и не теряя надежды, искал дешевую и качественную обувь. В конце концов, мы решили, что надо использовать последние силы по назначению, и вытащили его, обломленного и разочарованного, из очередного обувного магазина. Вечером, даже после такого приятного развлечения, как гостиничное джакузи, все просто падали от усталости. Наверное, так обрушился на нас тяжкий груз семейной жизни…

В этот вечер в гостиничной таверне устроили своего рода представление для молодоженов: с циркачами и танцовщицами. Предпоследним номером выступали три девицы, которые вяло танцевали канкан и демонстрировали всем присутствующим не возбуждающие ноги в трусиках. Под конец они выхватили из-за столиков Сашу, Вову и мальчика с золотым зубом и усами, поставили их перед собой и задрали юбки. Я думала, так только маленькие девочки делают, когда в лесу собираются. Таким образом Сашка отомстил мне за итальянского старичка.

Субботу мы решили провести культурно и попросили нашего вчерашнего таксиста Илко показать не то, чтобы достопримечательности (их-то мы как раз видели), но какие-нибудь интересные места. Попытка посетить старинный храм в Варне оказалась не ахти какой веселой. Зато посмотрели на болгарские похороны, отпевание послушали.

А вот в дельфинарии очень понравилось: мало того, что дельфинчики прикольные, так еще и официанты в тамошнем кафе презабавные:

– У вас есть мороженое?
– Да (мотает головой из стороны в сторону)
– А какое?
– Мороженое!

Аппетит мы нагуливали в красивенном Ботаническом саду знакомого нам уже Балчика. Там, среди сувениров, я нашла огромную надутую рыбу с открытым ртом и с удовольствием с ней сфоткалась. Фотка так удачно получилась, что по возвращении на работу, я первым делом показала сослуживцам именно ее. «Так ты вышла замуж за ЭТО???» – люди были в шоке.

А отобедав, мы поехали в старый добрый город Добрич, где есть улочка с самодельными сувенирами. Вот где познается душа народа! Владелец каждого магазинчика буквально вцеплялся в нас железной хваткой и начинал рассказывать на ломаном русском не только о своих товарах, но и обо всей своей личной жизни в подробностях. Причем коммерческая сторона вопроса их, похоже, не интересовала: главное было потрепаться.

В первом же магазине с керамическими горшками и тарелками, на нас накинулась тетка с растрепанными волосами и довольно-таки упитым видом. Вы, говорит, в моем магазине в первый раз, и еще не знаете, что мои горшки не бьются. И неожиданно ХРЯСЬ горшком об шкаф (горшок остался цел, на шкафу появилась дырка). Мы чуть в обморок не попадали, а тетка продолжает. Горшки обжигаются по специальной технологии, которой владеет вся наша семья, поэтому они такие прочные ХРЯСЬ молотком об тарелку. Вот эту кружку, например, делала моя тринадцатилетняя дочь ХРЯСЬ кружкой об стол. Как вы понимаете, не купить пару горшков после этого было нельзя.

В магазине антиквариата я спросила мужика, сколько стоит вот эта вот картинка. «Аааа… – начал свой длинный рассказ мужик, – а вот однажды к нам Филипп Киркоров приезжал!»

Тили-тили-тесто

И вот, мы вернулись домой, где нас сразу все начали поздравлять цветами и пожеланиями. Родственники пожелали счастья, друзья пожелали денег, а программист Ами – шестнадцать детей: треть девочки, и треть мальчики…

 

Комментарии

Добавить комментарий