Беременный дневник

Categories Отчеты о произошедшем

Триместр первый. Признаки и догадки

Сначала я наконец-то поняла, что курение – это вред и гадость. Произошло это понимание на работе 10 января, когда после каждого перекура вдруг наступал прилив тупой и вязкой тошноты. Проанализировав ситуацию и учтя двухдневную задержку в разных там женских делах, я сделала напрашивающийся сам собой вывод: это все неспроста.

Однако же признаваться себе открыто в собственном интересном положении пока не стала: вот куплю, думаю, тест, тогда все прояснится. А пока… Да, пока можно курить, как паровоз, как бы оставаясь в «счастливом неведении».

Так, в тошнотворном дыму пронесся рабочий день, и я пошла было покупать пластмассовую палочку, как позвонил Саша и попросил придти домой пораньше из-за чего-то там. Ладно, подумала я, днем раньше, днем позже – не имеет значения. Купила по дороге еще одну пачку и пришла домой.

На следующий день приступы мерзостной тошниловки стали повторяться. «Ром, – говорю я нашему программисту, – какое-то у меня предчувствие странное…» «Что, думаешь, сайт плохо получится?» «Да не, какой там сайт. Мне кажется, я беременна». Так прямо ему заявляю, а сама потихоньку начинаю вдумываться в значение сказанных слов. «Ай-ай-ай, думаю, не успею пачку докурить, как меня настигнет здоровый образ жизни и витаминчики». После работы еду покупать тест, бегу домой, не снимая пальто, влетаю в туалет и совершаю с ним уринотерапию. Тест же, падла, спешить никуда не собирается и медленно-медленно, как бы смакуя, впитывает в себя освежающую влагу. Чуть ли не причмокивает. Наконец, когда я уже отчаялась что-либо на нем рассмотреть, начала вырисовываться первая полоска. Именно ТА полоска. Я решила еще немного подождать, может она потом исчезнет, а другая появится… Мало ли… Всякое бывает…

Другая появилась, но и первая не исчезла. Результат была весьма недвусмыслен: две полоски и надпись «Вы беременны» сбоку. «Я беременна», – сказала я и завыла. В голос. Все еще в пальто, не выпуская из руки теста, я начала слоняться по квартире, биться головой об стенки и издавать странные звуки по всей гамме ми минора. Одним словом, факт беременности поразил меня до глубины души.

Минут через пять я созрела для того, чтобы позвонить маме. «Мама, я беременна», – провыла я в трубку и стала напряженно ждать слов утешения, типа не бойся дочка, это пройдет. «Да??? Уже!!! А че ты плачешь-то?», – обрадовалась мама и убедила меня в том, что мои нервы и слезы ребенку ничего хорошего не сделают. Я из последних сил заткнулась. В голову пришла ошарашивающая мысль: я теперь не одна, а меня… два. Теперь, какую бы глупость я не сделала, кто-то еще будет об этом знать. Внутри меня появился маленький СВИДЕТЕЛЬ. Маленький, потому что пиль-куриль-болель, а чтобы стал большим, надо срочно что-нибудь съесть, например, фрукт, или (фу-фу-фу) творог. Осчастливив новостью Сашку по телефону, я пошла рыться в холодильнике в поисках вкусной и здоровой пищи.

Через час на крыльях ночи прилетел Саша и прямо с порога назвал меня «мамочкой». Я с непривычки очень на него за это обиделась. Потом он повел себя еще хуже: взял тест с двумя полосками и попытался сфотать его на фоне моей странно улыбающейся рожи. За это он был сурово наказан приготовлением ужина.

Офигевшая я на фоне теста

Утром я почувствовала себя волшебной. Теплое солнышко, голубое небо, а у меня – секрет. Спрятан в надежном месте. Пока я на работе улыбалась в тряпочку, Сашка в праздничном настроении приготовил полный холодильник витаминов, а так же ужин и обручальное кольцо. Ну что же, положение обязывает. Теперь вроде и жениться не страшно…

Я не гинеколог, но посмотреть могу

13-го числа прямо с утреца мы всем семейством (два меня и Саша) отправились к доктору. Ждем в приемной, осматриваемся. Вокруг сидят, сложив руки на животы, беременные женщины в неряшливого вида спортивных костюмах. «Это что у них, специальная форма такая?» – удивилась я. «Да нет, – отвечает Саша, – просто мы в неправильный район попали. Надо переводиться в нормальную клинику».

Когда подошла наша очередь, от общей массы отделилась женщина, вбежала в кабинет вперед нас и начала лобызать гинеколога в щеку, крича при этом, что лучше доктора на свете не найти.

Мы заставили себя поверить в это и смело продвинулись вглубь кабинета. Врач, и правда, оказался очень приятным на вид человеком, поздравил нас с хорошими новостями и провел меня за шторку. Ну вот, думала я, карабкаясь на кресло, сейчас пощупает немного и отправит на анализы. Доктор, однако же, повел себя необычным образом. Он вытащил откуда-то внушительных размеров самотык, надел на него резиновую перчатку и обильно смазал вазелином. Потом извинился и совершил этой штукой неприличное действие. Тут же на мониторе я увидела себя изнутри, где на однородном фоне явственно вырисовывалась черная точечка. «Да, – говорит доктор, – что-то есть. Самое начало беременности». Выписав кучу направлений и рецептов, врач торжественно вручил нам фотографию черного сгустка и сообщил, что размер сей радости (имелась в виду оболочка) составляет 4 миллиметра. Совсем еще маленький! – умилились мы с Сашкой. Теперь мы уже знали, что будет красоваться на первой странице семейного альбома.

Фотографию эту, не удержавшись, я понесла к себе на работу. Поставить коллектив в известность пришлось еще вчера, потому кроме беременности не могло быть другого разумного объяснения моему поведению: в одночасье я не только перестала разделять привычку нашего офиса к курению на рабочем месте, но и стала требовать «чтобы в коридор выходили, а то воняет от вас противно». Фотография моим сослуживцам очень понравилась, и, после долгих рассматриваний, мы пришли к выводам, что это: а.) мальчик; б.) блондин; в.) он улыбается.

– Разве можно понять, где тут изображен ребенок? – пожимает плечами Йорам, – Я бы с тем же успехом мог подумать и на это, и вот на это пятно.
– Я знаю точно, мне врач сказал, – говорю я.
– А ты, Ром, что скажешь?

Программист Рома бросает беглый взгляд на фотографию:

– Вот этот, конечно, здесь же координаты написаны.

Как-то ехали с Сашкой в автобусе и яростно спорили, кто у нас родится, рыжая девочка, или блондинистый пацан. Почему-то спор строился именно таким образом, другие варианты не предусматривались. Саша настаивал на первой версии, аргументируя это тем, что девочки разумнее и красивее. Я же утверждала, что мальчики не обязательно бывают настолько дураки. Тут с сидения перед нами обернулся русский мальчик осьмнадцати лет и промолвил человеческим голосом: «Я не рыжий!» «Н-да… – сказала я Саше, – может ты и прав…»

День токсикоза

Прошло несколько дней, и выходящие на перекуры сослуживцы начали вызывать у меня откровенную зависть. Курить не хотелось, но ВЫХОДИТЬ… Уууу, вы меня понимаете. Однако страдания мои были недолгими: умная природа не замедлила обеспечить мне свои, оригинальные, переменки на работе. Я начала тесно общаться со вторым по счету унитазом в женском туалете. Может у мальчиков такая проблема стоит всегда, но со мной это было впервые: заходя в кабинку, я сначала думала, какой стороной повернуться к нему родимому (лицом, или, простите, задом) а потом уже производила желанные действия.

Сашина сестра посоветовала мне против энтого дела постоянно жевать сухарики. И вот, я, как в компьютерной игре, смело преодолевая уличные запахи (никогда не знала, что их так много, но все такие отвратительные), захожу в русский магазин, набираю мешок разнообразных сухарей и прусь обратно домой, качаясь и сглатывая слюну.

Первая пачка, и правда, пошла на пользу. Я даже смогла приоткрыть один глаз и смотреть телевизор. Вторая же оказалась… С ЧЕСНОКОМ… Вообще, сухариками с чесноком я не брезгую, но тут… Когда через двадцать минут, выдавленная, как тюбик зубной пасты, я выползла из туалета, то решила пожалеть себя, бедную маленькую девочку в зеркале. Однако же увидела я там нечто с серым лицом, синими мешками, опухшими красными глазами и бабушкиной морщинкой между бровей. Эээ, нет, такую страшную не жалко, подумала я и упала на кровать.

Восьмая неделя

Как же это здорово, вести здоровый образ жизни! Чисто для себя я бы никогда на такое не решилась, но тут вполне уважительная причина. Причина уже 18 миллиметров длину, у нее бьется сердце, а так же выросли ручки, ножки и… хвостик (хвостик – в маму, отмазывается Саша). А при моем смехе или кашле ребенка там по-страшному колбасит. Космонавт растет. Перевелась в хорошую клинику.

Мне тут все пророчат девочку. Блеванула пару раз – девочка. Прыщик выскочил – девочка. Встала утром с помятой рожей – девочка. Эта самая жестокая девочка, по их словам, должна вытянуть из меня всю красоту, а концу беременности у меня вконец расплывутся на лице губы. Б-р-р.

Однако же, говорят они, мальчик намного страшнее. Мальчик, едва научившись ползать, начинает нарезать вокруг тебя круги, так, что голова кружится. А потом постоянно калечится, ходит в гипсе и лезет, куда ни попадя.

Размышляя на эту тему, я пришла к поразительным выводам. Сначала я решила, что не смотря ни на что, я все же хочу мальчика, мол кто-то же должен, наконец, вырастить и воспитать настоящего мужика. В моем понимании этого слова. Потом я подумала, что, скорее всего, так думают все будущие матери. И воспитывают! Что же тогда получается? Что войны полов не существует! Есть война между женщинами воспитавшими и женщинами, так сказать, получившими.

11 неделя

Вчера посмотрела на себя в зеркало. Думаю: ну и вид у меня… как у беременной…

Программист Ами, глядя на мои аппетиты, тоже стал много жрать на работе. Сидим с ним, вокруг фантики и обертки валяются. Теперь у нас вместе животы растут. Ами пока что лидирует. Йорам, глядя на нас, за голову хватается: «Я понял, почему беременные толстеют, к ребенку отношения не имеет!». Ами обижается.

 

Сидим с Сашкой, думаем про то, что там у меня внутри. «Он сейчас где-то три сантиметра» – хвастаюсь я. «Ого! – говорит Сашка, – это, представляешь, какая там уже пиписка! Миллиметра два!!!»

Как-то пыталась нащупать что-нибудь у себя в животе. Потом вдруг представила, как щас нащупаю там трехсантиметровую штучку, мне аж не по себе стало.

Встретила Лифси. Жизнь, говорю, у меня круто перевернулась. Он: «Вышла замуж и ждешь ребенка?». Я: «Гы-гы».

А я конкретно подсела на форум для беременных. Теперь на работе, вместо кликанья мышки, характерного для умного дизайнера, раздается все больше стук клавиатуры, характерный для глупой бабы, которая половину мозга уже передала по наследству, а вторая служит ей для воспроизведения русских слов типа «как живете, как животик». По этому случаю я даже открыла на сайте секретный отдел для посвященных. Туда ходят все, кто родят в сентябре и оставляют фотки, анкеты и впечатления. Ну вы представляете?

Девочки с форума, рожающие в марте решили встретиться 25-го февраля возле станции московского метро. Описывают друг другу, как будут одеты, чтобы случайно мимо не пройти. Н-да…

Завтра едем бракосочетаться в Болгарию. Об этом отдельный рассказ.

Неделя 12

С удивлением обнаружила, что не вижу собственной ширинки. Это как же это так?

Рассказываю маме по телефону, что все люди, которых я встречаю, стали начинать свое приветствие так: «Да, кстати, я недавно видел/а передачу о том, что беременным ни в коем случае нельзя…(дальше у всех разное)». Мама послушала, посокрушалась: «Да, кстати давай заканчивать разговор, я слышала, что беременным нельзя по мобильникам разговаривать».

Купила себе беременные штаны – такие совершенно квадратные, на липучке. Бесконечно веселые.

Недавно с программистом Ами вспоминали, какие до беременности мы были стройные, красивые, высокие и блондины.

Решила прислушаться к тому, что происходит внутри, и мне показалось, что чувствую какие-то шевеления. От внезапной мысли, что внутри кто-то по-настоящему живет, я сразу не то, чтобы слезу пустила, а, как в самом начале, начала затяжной жуткий вой. Клянусь, что до беременности, подобные звуки из меня не вырывались никогда, я и не подозревала о таких способностях.

После очередного УЗИ

Ну… Э… Хххыыы… Пщщщ……. Дубасит меня, оказывается, уже вовсю изнутри, а я ничего не чувствую. Махает ручками, глазки трет, ушки чешет, а главное – вовсю выставляет свое мужское (!!!) достоинство, которое, между прочим, уже ОГО-ГО! – не два милиметра, как Сашка предпологал, а целых 4, специально измеряли на фотке.

Короче, у меня мальчик, 6,5 см. Максимка. Вежливый. Когда зевает – рот рукой прикрывает. А может это он у себя из носа козюльки выковыривает и кушает потом.

Триместр второй. 14 неделя

На работе спрашивают, мол, как сыночка-то назовешь? Я говорю, да вот, уже дет в 13 имя придумала, или Рома, или Максим. Программист Рома, у которого сын Максим офигевает. Остальные недоверчиво удивляются.

Мама начала объяснять мне, что уже с третьего месяца ребенка надо приучать проситься на горшок. Я говорю, мол, а как??? «Надо держать его над горшком и говорить «пись-пись-пись-пись-пись», я тебя так приучала». Тут я хватаюсь за голову: «Мама!!! А знаешь ли ты, что я до сих пор без «пись-пись-пись» пописать не могу!!!»

Зато выяснилась потрясающая подробность моего детства: оказывается, в 5 лет без посторонней помощи я научилась читать. А научившись, прочитала самоучитель по игре на фортепиано, выучила ноты и стала играть. Я гений!

Целых две недели дожидалась на работе имиджей из рекламной компании, чтобы вставить их в баннеры для одного сайта. Наконец, мне присылают картинку: баскетбольный мяч, а в нем – человеческий зародыш. И слоган: ты родился, чтобы выиграть! У меня прямо-таки челюсть отвисла. Я такого же недавно на УЗИ видела. Всей фирмой меня уговаривали закрыть рот обратно, успокоиться и приступить к работе.

Доходя до плача и невыносимой боли, не могу ничего вспомнить. Вот и сейчас забыла, о чем хотела написать.

Поссорилась с программистом Ромой, и из глазок потекли слезки. Это позорное явление продолжалось пол дня – уже помирившись с ним и нормально разговаривая, я все еще вытирала глаза салфеткой и сморкалась.

Кажется, что я беременна уже целую вечность. Что божественный вкус пива и приятный запах кальяна – это были лишь туманные впечатления детства. Между тем, никаких видимых изменений не происходит. Иногда в зеркале кажется, что пузо у меня просто невероятных размеров, а когда показываешь его друзьям и родственникам, натыкаешься на скептический взгляд: мол, да ну тебя, ничего еще нет. Зато стоит основательно покушать – все хором соглашаются: да, слушай, уже видно!

Приезжаю в Нетанию к Лапидусам, все радуются, вот, говорят, два в одном приехало. Знают уже.

Олег Лапидус привез мне из Москвы плюшевого чебурашку. Говорит, нашел сей продукт промышленной индустрии только в одном полуподвальном магазинчике. Там чебурашек, в основном, оптом продавали, да и розничных покупателей склоняли к мысли, что мол, вещь стоящая, меньше двадцати штук не бери. В итоге, в Израиль он приехал с 7-ю чебурашками, все его друзья и родственники просто выли от удовольствия.

О боли и лишениях

Вчера Сашка в мое отсутствие решил мясо приготовить. И… то ли он его на ладони резал, то ли еще как-то… В общем, получилось мясо с кровью. Совладав с головокружением и обмороком, Сашка начал звонить в свою больничную кассу с просьбой оказания срочной медицинской помощи, где его прямыми словами послали куда-то чуть ли не за город к чуть ли не лекарю-самоучке. Тогда он решил поехать сам в нормальную городскую больницу. В этой самой нормальной больнице его, истекающего кровью, продержали полтора часа в очереди на зашивание. Уже и я успела в больницу приехать, а путь с моей работы не близкий был. Пришлось Сашу всячески веселить и развлекать, чтобы он не так концентрировался на болевых ощущениях. Маленькая репетиция перед родами – Сашке к тому времени надо будет чуть ли не Жванецким заделаться.

В конце концов из кабинета вывезли мужика с зашитым лицом (он, по-видимому, на него упал) и пустили Сашку. А я осталась наедине с свежепоступающими окровавленными больными. Очень приятное зрелище для беременной женщины. В какую сторону не посмотришь – везде боль и лишения. А санитары там вообще замечательные: это только в фильмах показывают, как попавшего в аварию главного героя всей больницей везут в операционную, и кричат на ходу «Быстрее!!! Мы его теряем!!!», на самом деле два санитара, везущие носилки с неудачно закончившими день людьми, могут остановиться в коридоре и немного поболтать о том, о сем… А одна израильская санитарка с удовольствием продемонстрировала нам свои знания русского языка: «Судьба-злодейка», – сказала она.

Когда вернулись домой, на полу была жестокая картина: тот самый нож и капля крови. Я даже сфотографировала на память. А Сашка бедный до сих пор мучается: рука болит, зараза, посинела, распухла, бееедный!

16 недель и старше

Сходила на очередное УЗИ, где сканировали все органы и части тела ребенка. Максимка стал бугаем еще тем, на экран не вмещается, размахивает пипиской и складывает ножки крест-накрест. Размер мозжечка на самой верхней точке нормы. Я почему-то вспомнила, каким милым он был тогда, с хвостиком, и охватило непонятное чувство ностальгии. Вот так они, дети, вырастают… Потом доктор сфотографировал портрет его малюсенькой головки. С этой фоткой, которая больше напоминала кадр из фильмов ужасов, чем портрет ребенка, я долго не могла смириться. Весь вечер, преодолевая страх, я вглядывалась в еле-видимые черты моего сына, пока не поняла, что подбородок у него мой и строение лица тоже, а улыбка Сашкина (он улыбался!). Только тогда я успокоилась и стала его сильно любить. На работе, когда я радостно показала это фото и сказала, что на меня похож, все сглотнули слюну и пробурчали: «Как две капли воды…»

Сегодня опять поссорилась с программистом Ромой. На этот раз слезками не обошлось. Я назвала его сволочью и в истерике выбежала из офиса. Прямиком в туалет. Где и прорыдала… полтора часа… Если вы думаете, что рыдать полтора часа это приятно, легко и отрадно, то вы ошибаетесь. Постепенно слез и дыхания начинает не хватать, сидеть на унитазе становится неудобно, а стоит выглянуть из кабинки и посмотреть на свой распухший красный нос, как тут же заскакиваешь обратно, и все начинается заново. В конце концов, я решила, что все равно, где реветь, здесь, или в офисе, и вернулась к коллегам. Ромка услышал новости о том, что он меня ненавидит, что он меня ни во что не ставит и что его отношение ко мне не лезет ни в какие рамки. После чего мы помирились, скрепили мизинчики и, наконец, нормально закончили начатый совместно заказ. А потом мы с Ами пошли в кафе и долго сплетничали про все и вся до конца рабочего дня. В результате день закончился-таки хорошо. Но осадок неприятный остался…

Тут вспомнилась старая фишка. Еще летом в Италии, когда мы с Сашкой решали забеременеть, начали придумывать имена нашим детям. Первый будет мальчик, сразу сказала я, который без сомнений Макс. Вопрос имени для второй девочки поставил меня в тупик. Со всеми женскими именами были связаны какие-то гадости. Эта стерва, эта дура, эта слишком умная. Сашка предложил имя Майя. Нормальное имя, подумала я… Погоди! Макс… Майя… До боли знакомое сочетание. Тогда третьего придется назвать Солидворксом. Или нет, Фотошопом. А, нет, он же младший будет, дурной, назовем его ФронтПэйдж! Короче, после некоторых раздумий, я пришла к выводу, что дочка у нас будет Ксюша, и хватит. Никаких Фронтпэйджев мы в этот мир не привнесем.

Впадаем в маразм…

Сегодня пыталась поцеловать свой живот. Это невозможно.

Никогда не подозревала себя в нежных чувствах по отношению в Дмитрию Харатьяну, но… смотрела день рождения Ералаша… там Харатьян вместе с сыночком пел. Ну я даже из-за проблем на работе так не ревела… Вы меня сейчас в психушку заберете, или сентября дождетесь?

Вай-вай-вай… Решила сходить в бассейн поплавать, пришла в раздевалку, достала купальник… эээ… Вот эти два микроскопических треугольничка в качестве верхней части я приобрела в прошлом сентябре??? Тогда он был мне как раз и удивительно шел. Блин, а что ж теперь делать? Как быть? К чему стремиться???

Плавали вместе с программистом Ами, благо бассейн прямо в нашем здании находится. Подплывает ко мне Ами в шоке: Я, говорит, сейчас видел малюсенького мальчика в бассейне. Если тебе интересно, то он плывет вон в ту сторону.

Кот Мишуня еще давно почувствовал что-то неладное. Проходя мимо моего живота, распластанного по дивану, стал стараться наступить поглубже, да побольнее, как бы желая в зачатке предотвратить появление опасного конкурента. Но вот пришел день, когда Мишуня, по привычке намереваясь вступить в приятную мякоть моего живота, остановился, потрогал лапой, посмотрел мне в глаза и сказал мяу. Теперь живучего Максимку он зауважал. Через живот только перепрыгивает, иногда нюхает.

Вот конкретный пример обилия мозгов и сообразительности у беременных женщин: Сашка спрашивает: «А когда тебе тридцать лет будет, сколько Максимке исполнится?» Я говорю: «Семь! А вообще у нас с ним шесть лет будет разница». Потом я пыталась найти хоть долю логики в этих словах – оказалось, что немного подумав, я все-таки подсчитала, что когда мне будет 30 лет, ему будет 6, но до правильной формулировки не дошло.

Сегодня, 25-го апреля, наконец-то обнаружилось пинательное место на животе. Если приложить туда руку и немного подождать, то обязательно тебя в эту руку пихнут. Пока что это не больно, не сильно и очень деликатно. Пробует… Меня в этот момент тоже надо было видеть: Катя с сосредоточенным видом сложила руки на животе, затаила дыхание, напряглась и прислушивается.

Свекровь и свекр рассказывают: вот мы во время беременности только на все красивое смотрели. На красивые картины, на красивые виды. На красивых детей… От некрасивых отворачивались…

Нет предела для странностей. Вот, например, пришла я как-то домой, померяла новое платье, покрутилась перед зеркалом, потом вышла в салон к гостям (правда, пафосно прозвучало?). Так вот, сижу с гостями, все нормально, потом вдруг вспоминаю, какой коровой я себя увидела в зеркале, у меня появляется ком в горле, краснеет нос, текут слезы. Гости фигеют. На следующий день Ами признался, что тоже часто плачет, когда на себя в зеркало посмотрит.

Еще раз о догадливости. Прихожу вечером с работы, умываюсь, кушаю, вижу на кухне в розетку какая-то хрень воткнута, а на ней лампочка красная горит. Ну я повертелась возле нее, рассмотрела со всех сторон, решила не трогать – наверняка какое-нить Сашкино зарядное устройство. Примерно через час штука начала громко трендить. «Зарядилась», – подумала я, вытащила ее из розетки и в другую комнату шить и слушать громкую музыку.

А теперь Сашкина версия. Днем он проходил мимо какого-то электронного магазина – вернее пытался пройти мимо, но, как всегда, не получилось. Результатом осмотра тамошнего ассортимента явился беспроводной дверной звонок. Который уже через пол часа гордо красовался одной своей частью возле двери, а другой был воткнут в розетку на кухне. И вот, довольный приобретением, Сашка уходит на работу, потом, соответствено, возвращается, уверенный в том, что я уже по достоинству оценила новое квартирное удобство… Звонит, звонит, но вместо радостного Катиного топота и звука ключей, слышит тишину… Однако, наши так просто не сдаются. Точно зная, что я нахожусь в квартире, Сашка решает трезвонить, пока не добьет меня окончательно. Это уже станосится делом принципа. Так проходит еще минут пять. Саша уже и стучит, и звонит мне по сотовому – безрезультатно. Услышать я смогла только домашний телефон, а из него – возмущенный и обиженный Сашин голос. Из этого вывод: сюрпризы для беременных жен – бесполезная трата времени.

Топ 10 поводов расплакаться прямо сейчас:

  1. Отражение в зеркале
  2. Какая-нибудь ужасная несправедливость со стороны Сашки (типа «все яблоки съел», или «сам-то выспался»)
  3. Присвоение категории простого юзера на рабочем компьютере
  4. Осознание того, что мне уже не пять лет (особенно больно)
  5. Передача «Жди меня»
  6. Мысль о том, что завтра опять на работу
  7. Раскручивание фантазий на тему «как я страдаю»
  8. Обдумывание в деталях самых страшных ситуаций, которые могут произойти
  9. Осознание того, что мне уже не 16 лет
  10. Слово «сын»

21 неделя

На живот уже можно ставить стакан с пивом. А так же смотреть на пиво и нюхать его.

Как ни странно, в автобусе пока никто не рвется уступать мне место. Я почему-то считала, что стоит отрастить мало-мальски заметный животик, как все просто повскакивают при моем появлении, желая, чтобы я предпочла именно ИХ место. Как бы не так. Как сидели, так и сидят. И не то, чтобы мест свободных нет. И не то, чтобы толкучка. Но все равно обидно.

Тут вспомнилось, что когда мы переезжали в новую квартиру (беременность тогда была только в проекте), я рассказывала маме: вот мол это – у нас салон будет, это – рабочая комната. А это – спальня. Мама беспокоилась: а если ребенок будет, куда вы его поместите? А ребенка, говорю, мы в ванной поселим, будет у нас человек-амфибиа. Вот, прошло время, этот разговор забылся, я рассказываю ей уже о том, что вычитала в интернете, насколько полезны и естественны роды в воде. Мама: а ты, я смотрю, так и хочешь человека-амфибиу родить!

Очередной Максимкин портрет. Вылитый я

23 недели

Сбывается пророческое стихотворение, написанное мной на втором месяце в письме Олегу Лапидусу:

Я раздамся, разойдусь
И вперед и вширь, и вглубь
Затрещат штаны по швам
А понравится ли вам?

Стает рожа, как луна
Не поместится она
В интернете на экран
А понравится ли вам?

Все, кто меня встречают, непременно восклицают: «Ой, какая ты кругленькая стала!» «Ой, какой колобочек!» «Ой, какой пупсик!» Я говорю, мол, зато у меня пресс есть! Если в живот тыкнешь, он не только плотный и твердый, еще и сдачи дать может…

Все. Все? Что все? Надо кончать. Что кончать? Беременный дневник, второй триместр. А то не поместится оно в интернете на экран.

Беременный дневник. Триместр третий

Совершенно хармсовская ситуация у нас в доме:

Саша: Ведь он же там как лягушка лежит.
Катя: Ниче не как лягушка.
Саша: А что, в такой же позе, как лягушка.
Катя: Ну ты чо, блин
Саша: Как маленький лягушонок. Лежит и дрыгает ногами.
Катя: Да ну тебя на фиг
Саша: Он разводит руками и танцует кукарачу
Катя: (убегает в ванную) Ой, ой, не могу тебя слушать!
Саша: (ложится на диван и начинает оскорбительно дрыгать руками и ногами) Вот так!
Катя: (выглядывает из ванной) Фу! Фу! Прекрати немедленно!
Саша: А еще он дергает животом и поднимает руки, как Цвика Пик!
Катя бъет Сашу

Раньше, когда проходила мимо кучки мужиков в нашем районе, мне обязательно кричали «эйзе йофи» (какая красивая). Теперь кричат «эйзе ходеш» (какой месяц)…

Поняла, почему считается, что за беременность женщина набирает в среднем от 10 до 12 кг. Просто после 12 кг она выбрасывает на фиг весы и перестает смотреться в зеркало.

26-ая неделя

Вот и началось. То, чем меня так пугали старшие товарищи. Говорите, пить водку нельзя? Сигареты, говорите, вредно??? Ха-ха! А как вам такое: ходить трудно! Или нет, еще лучше: стоять невозможно!! Или вот, мое любимое: чистить зубы, стоя боком к раковине…

Кто бы мог подумать, что при мало-мальски заинтересованном мужском взгляде на улице, мне в голову будет приходить только одна мысль: «Извращенец!»

Прихожу на днях к врачу, энергии было с утра море, минут за 20 долетела до его клиники с другого конца города Хулона. Врач посмотрел на меня – да, говорит, ноги уже отекают у тебя… Я смотрю на ноги – и правда отекают. Мама, что делать? Вышла о него – ох, какие отекшие… Ох, идти не могу… Кое как до остановки доковыляла, приехала домой, легла…

Но есть беда похуже. Вечером (а вечер это от 6-ти до 11 часов, как повезет) меня начало совершенно вырубать. Т. е. вот, еще пять минут назад я нормальный человек и активный собеседник, и вдруг я уже сплю… Головка вава. Может у Максима сейчас как раз мозги начали расти? То-то он за три недели на 500 грам увеличился и весит уже килограмм. То-то он уже по всему животу колошматит, и я не удивлюсь, что головой.

Так что, если в этом дневнике в дальнейшем будут появляться бессмысленные фразы, незаконченные мысли и нелогичные выводы…

Возвращаемся с пикничка. Восьмилетний сын наших друзей Марк рассказывает бабушке по телефону: «А мы ездили с Катей и Сашей делать САШЛЫКИ». Сашка ажно слюну сглотнул.

Тот же Марк, вследствие массовой беременности всех маминых знакомых и родственниц, очень просветился по этому поводу. Вот, говорит, когда мама была беременная, она ела много, а еда мне сверху на голову падала. Иногда очень большие куски попадались. Теперь я уроки делать не могу…

Съездила к фотографу Саше Табакову на беременную фотосессию. Как ни странно, фотки получились даже прикольнее, чем двухлетней давности того же автора. Там – сплошные сухожилия и натянутая улыбка. А тут… Среди прочей нежной мякоти тела проглядывает Катино добродушное лицо, на котором просто написано «Я женщина и мать!!!»

 

27 неделя

На живот уже нельзя поставить стакан с пивом. Его сразу же пнут и сбросят.

Сашка решил устроить мне радость каждый день и купил весы. Я взвесилась, ничего, все как в поликлиннике. Тут он решил для прикола на весы встать. Выяснилось, что с начала моей беременности Сашка поправился на 8 кило! Весь вечер я его утешала.

Когда иду, кажется, что я поезд, а впереди сидит маленький рулевой.

Вычитала на беременном форуме замечательную фразу: «Вот так и закончилась моя молодость и красота. В 23 года». Фраза так понравилась мне, что, придя домой, я не применула сказать ее Саше. Похихикивая, Сашка убежал в другую комнату и сказал коту Мишуне какое-то время со мной не общаться, а то плохому научу.

Заметила, что с начала беременности не написала ни одного стиха. Конечно, легко их писать, когда ты худой и несчастный. Толстые и довольные – поэты хреновые.

Чувствую себя как в том анекдоте про Золушку. Мол, что же ты, фея, не сказала мне, что в полночь тампакс превращается в тыкву???

Ждем с Сашкой на ужин Моисея. Час его нет, два… На звонки отвечает односложно: я уже близко. Мы очень голодны… Наконец, Саша не выдерживает, звонит ему и говорит, что, когда он все-таки появится, Катя его съест. Моисей стучит в дверь, видит меня: «Аааааа!!! Она уже кого-то съела!!!»

Сынуля в животе решил какое-то время постоять на ногах, мало ли когда в следующий раз придется? Место в качестве опоры избрал удобное – мой мочевой пузырь. Типа девочка на шаре. Теперь я хожу не только вперевалочку, но и со слегка вытаращенными глазами.

Измерила себя по всем трем параметрам. Получилось 100х100х100… Просто квадратный метр какой-то…

Недавно сходили в роддом на экскурсию. Вот это да! Я о таком и не мечтала. Прямо сама себе завидовать стала, что в таком месте рожаю. Захотелось сейчас же все бросить и пойти ложиться в больницу. И малявки там такие маленькие лежат, прямо сюси-пуси… Скорей бы у меня такая же появилась. Хотя, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб до сентября дотянуть.

Вчера позарилась на телепузика. Издали такой симпатичный показался. Дай, думаю, Максимке куплю. Однако вблизи это бредовое создание было просто отвратительно. Даже я испугалась. Телепузик – плохая игрушка для ребенка.

С Машкой

Вот, дошла до триццатника (на котором уже можно родить) и появились случаи проявления беременной паранойи. Читайте ниже:

Нифига себе, проверочка или Евгению Люксембургу посвящается

Начало этой дурацкой истории лежит в том вечере, когда я заказала себе в кафе чашку черного кофе и запила ее несколькими хорошими глотками пива. Совершив все вышеперечисленные действия, я с гордостью сказала, что беременным иногда можно, и пошла домой.

Через час в левой части моего обширного живота почувствовались наплывы какой-то ноющей противной боли. «Надо бы пойти полежать», – подумала я, и через пол часа смогла оторвать себя от компа во имя хорошего самочувствия. Однако, если за компом от боли можно было отвлечься другими интересными вещами, то на кровати она привлекала все мое внимание. Происходящее нравилось мне все меньше. Через час я позвонила Сашиной сестре-врачу и пожаловалась, мол так и так, и что со мной такое? «Скорее всего кишечник побаливает (что бывает во время беременности), но возможно и схватки», – сказала Наташа и посоветовала поехать в больницу, если через пару часов боль не прекратится. Еще через час пришел с работы уставший Саша, завалился возле меня и сразу же уснул.

Мне же не спалось. В голове начали возникать страшные картины преждевременных родов, инкубаторов и прочих неприятных последствий. Больше всего беспокоило, что я еще не отработала в своей фирме положенные 10 месяцев, а значит вместо декретных в размере зарплаты получу жалкое пособие от государства. Боли чувствовались уже не только слева, но и во всех других частях меня. Я явственно ощущала, как опускается живот, напрягается матка, и Максимка готовится к выходу.

В пять часов утра я была уже морально готова к тому, чтобы встать, разбудить Сашку и потащить его в больницу. И вот мы, бледные и напуганные (Сашка с одним приоткрытым глазом) стоим возле подъезда и ловим такси. «А знаешь, Сашка, у меня уже ничего не болит…» – вдруг констатирую факт я. «Ну и куда мы тогда едем?» – спрашивает он. Поняв, что глупо было бы приехать в больницу и сказать, что ни на что не жалуемся, мы вернулись домой и сладко-сладко уснули.

На следующий день все родственники и знакомые уже знали, что ночью я чуть не родила, и начали звонить каждый час, интересуясь моим состоянием и убеждая в том, что если такое повторится, надо все-таки срочно в больницу. Боли повторились через два дня вечером, но к тому времени состояние панического страха у меня переросло в стадию полного пофигизма, и рыпаться больше никуда не хотелось. На всякий случай, утром перед работой я решила заглянуть в поликлинику к медсестрам, которые меня периодически взвешивают и берут экспресс-анализы мочи. Скажут, что все в порядке – всем спокойнее будет.

Но сестры повели себя странно. «Болит слева? – испугались они, – и справа тоже???», – в глазах их промелькнул настоящий УЖАС. «Господи, да что ж это такое делается?», – подумала я… «Мы тебя никуда не отпустим, сиди и жди здесь», – сказали медсестры и куда-то убежали. На работу я уже опаздывала, но дело было даже не в начале рабочего дня, а в его середине – на два часа у меня была назначена встреча с молодым графиком Евгением Люксембургом, которого мы хотели взять в фирму на три месяца вместо меня. Успеть на работу к двум очень хотелось, ведь человек ждал, волновался…

Сестры вернулись ни с чем – гениколога во всей поликлинике в это время не нашлось. Тогда, говорят, дождись часа дня, придет просто врач. Из здания никуда не выходи, пей воду и постарайся не волноваться. Да, поняла я, мероприятие затягивается. Позвонила начальнику и перенесла встречу с молодым графиком Евгением Люксембургом на 4 часа. С этого момента начинается совершенный бред. Врач объявился в пол второго и сказал, что ему со мной делать нечего, поскольку никакой аппаратуры для беременных у него нет. Тогда одна из медсестер вспомнила, что в религиозном городе Бней Брак под Тель-Авивом есть клиника женского здоровья, где беременных могут обследовать в течении всего дня вне очереди. Бери, говорит, такси и срочно езжай туда. «Так мне ж переодеться надо, – говорю я, – там меня в такой маечке камнями закидают!» «Да, и правда», – соглашается сестра и приносит мне синенькую кофточку медработника.

И вот, я выхожу из поликлиники, вся из себя медсестра, только слушалки на шее не хватает, и вдруг вспоминаю, что денег у меня нет. Ни копейки, ха-ха-ха! Причем не только в кошельке, но и на счету, а банкомат впервые за долгие годы решает проявить жестокое благородство и в минус меня не пускает. Ну не пойду же я у медсестер занимать? Пришлось сесть на междугородний автобус, в котором до какого-то момента срабатывал мой Тель-Авивский проездной, а потом надо было срочно сделаться незаметной в толпе.

На беременную женщину в безобразном синем балахоне никто из досов особого внимания не обратил (у них такого добра много), и через час я была в уже в клинике. Судя по времени, Евгений Люксембург явно отменялся, а до начальника дозвониться не получалось. Мне еще пару раз измерили давление и взяли несколько экспресс-анализов мочи. Они все еще были в полном порядке. На УЗИ я наконец-то встретилась лицом к лицу с предметом общих беспокойств и переживаний: желая показать, что все происходящее его никак не касается, Максимка лениво зевнул прямо в камеру и несколько раз недовольно пошевелил губами. Мол, оставьте ребенка в покое, мне пока и тут хорошо. Ровно в четыре меня положили на мониторинг – это двадцать минут отслеживания серцебиения ребенка. И вот, лежу я, слушаю, как бъется Максимкино сердце и улыбаюсь. А в это время на мой отключенный телефон звонят и взволнованные мамы, и Сашка, и начальник, а где-то у нас в фирме с грустными глазами сидит молодой график Евгений Люксембург и жалеет о несостоявшейся встрече…

Одним словом, проверки показали, что все с нами нормально, а врач-гинеколог, до которой я в конце-концов дошла, сделала вывод, что скорее всего от роста плода побаливает кишечник… Теперь, когда у меня болит слева, я распылываюсь в блаженной улыбке и думаю: «Это ничего… Это ХОРОШО!!!»

Добро пожаловать в восьмой месяц

Мама осматривает меня критическим взглядом и делает вывод: а это хорошо, что ты поправилась – такой огромный живот нельзя было бы носить на тоненьких ножках. Да, соглашаюсь я, но интересно, как бы могло помешать ношению живота худое лицо???

Недавно прикалывались, мол, сразу после родов сказать Максимке: «Видел? вот так ты появился на свет. И больше меня этими вопросами не доставай»

Весь Израиль разделился на оранжевых и синих – на тех, кто против плана размежевания и тех, кто против тех, кто против плана размежевания. Короче, идет как-то Саша по улице, а ему оранжевую ленточку прямо в руки суют. «Нееее, – говорит Сашка, – у меня мальчик будет. Мне синюю надо».

Когда еще во втором триместре читала, что спать рекомендуется исключительно на левом боку, возмущенно кривила рот: смерти моей хотите? Осознание проблемы пришло совсем недавно. Когда ложишься на спину, кажется, тебя сейчас расплющит от этого беременного груза. А стоит прилечь на правый бок, из него тут же высовываются две ноги и начинают месить по ребрам – их, видите ли, придавило. Так что остается только левый бок, там, где у ребенка спинка. Лежишь себе, маську за ноги мацаешь и горя не знаешь.

Сделала последнее трехмерное УЗИ, на котором врач, во что бы то ни стало, решил сфотать маськин портрет. Вспоминая предыдущие попытки это сделать, я отнеслась к затее довольно скептически. Максим, как всегда, принялся закрывать лицо руками, на экране уже раз в десятый показывалось какое-то месиво. И вдруг… вдруг доктору удалось отодвинуть ручку, и крупным планом передо мной возникло носатое Сашкино лицо. «Ааааааа!!!», – закричала я в шоке. Потом мы долго крутили это лицо в 3Д и смеялись.

Если делить людей на два типа по строению челюсти – на тех, кому «дощь в рот заливает», и тех, кому «не-а», то Сашка относится к первому типу, а я по всем признакам – ко второму. (Поэтому во время чистки зубов Сашка расхаживает довольный по всей квартире и даже умудряется разговаривать по телефону, а я это делаю, склонившись над раковиной). Так вот, единственное, что досталось Максимке от меня – это то самое «не-а», на которое прикреплены Сашкины губы. Интересно, что из этого всего в конце концов получится…

34 недели

Все, я окончательно потеряла, как его? Адекватное восприятие происходящего. Мне что-то говорят, объясняют, я киваю, улыбаюсь, поддакиваю, а сама в это время глажу живот и думаю «Мамочка тебя любит». Сосредоточиться на чем-то, кроме этого, невозможно.

Поднимаемся с Сашей на лифте в его родителям, я по привычке нажимаю на наш второй этаж. Саша говорит: «Кать, ну ведь у родителей четвертый!». «Ага, точно…». Спускаемся погулять, я жму, опять же по привычке, на нулевой. «Кать, ну ведь у родителей выход на первом, а не на нулевом». «А, ну да…». Поднимаемся обратно, я нерешительно застыла с поднятой рукой возле кнопок с этажами: «Ну я точно помню, что не нулевой…»

После душа выхожу из ванной и решаю тихонечко выглянуть на балкон, проверить, не сушится ли там мое домашнее платишко. В этот момент в комнату заходит Саша, видит голую меня, которая зачем-то открывает балкон и, похоже, собирается на него выйти: «Катя, что ты делаешь???». Потом мы долго ржали, представляя, что я периодически выхожу голая на балкон и танцую кукарачу.

… Ну вот, остался ровно месяц до предпологаемой даты родов. Максимка чувствует себя властелином своей маленькой вселенной и пробует разные способы ломки моих ребер. Сашка тоже стал тормозить, когда надо нажать на кнопку лифта. А я решила закончить беременный дневник и уйти в сплошную медитацию. Следующий рассказ – о родах.

Комментарии

Добавить комментарий