Точка БГ (отдых в Болгарии)

Categories Отчеты о произошедшем

Два года семья Долговых безвылазно сидела в Израиле. Два года она смирно хавала прелести местной жизни и вот, наконец, сказала: а не махнуть ли нам по местам былой славы? Вспомнить свадьбу? Молодость… Максимке показать, где мама с папой произнесли друг другу первые слова верности… Одним словом мы снова решили не тратиться сильно на отпуск и слетать на недельку в Болгарию. Только на этот раз в Бургас – в чудесную гостиницу на берегу, простите за тафталогию, Солнечного берега.

Поплаваем?

За два дня до вылета мне приспичило сложить вещи. «Да я перед вылетом за три минуты накидаю», – отмахивался Сашка. «Три минуты – так три минуты, – согласилась я, – Время пошло».

Через два часа, с трудом закрыв молнии на чемоданах, мы засели в интернет, на погодку посмотреть – любимый экран монитора пообещал теплые деньки, ласковое солнышко и даже дождь в конце недели. Ах, как приятно – летний дождик, подумали мы, легли на диван и включили телевизор, посмотреть на сон грядущий.

«Число жертв новоднения в Болгарии достилго 8 человек. Наводнение произошло в результате проливных дождей в районе города Бургас. Все дороги размыты, дома в деревнях разрушены, власти объявили чрезвычайное положение.»

«Ну вот, собрали чемоданчик…» – обвинил меня Сашка в произошедшем стихийном бедствии. «Ну там же было написано – сегодня был дождь… Небольшой… – я задумалась, – А в конце недели будет ДОЖДЬ…»

Но посмотрев на те же кадры в следующем выпуске новостей, мы решили, что к нашему отпуску это не имеет никакого отношения – у нас великолепная гостиница, бассейны, шезлонги и паровозы, а там какая-то дерёвня, развалинки, бабы с ведрами и попа коровы.

К тому же фирма, в которой мы заказывали билеты, не совсем вежливым голосом сказала, что за наводнения она никакой ответственности не несет. Вам самолет дадут? Летите. И удачи вам, и всего вам хорошего, и спаси вас Господи.

Приехали – развлекайтесь!

Большую часть пассажиров самолета, как и в прошлый раз, составляли прожженного вида израильтяне-игроки. «Ставки… ставки… делать ставки…», – бормотал один израильтянин. «Я в казино даже спать буду», – вторил ему другой. «В сам Бургас вообще не поедем», – предлагал третий своим друзьям. «А что такое бургас?», – спрашивали друзья.

И вот – обещаная гостинница, долгожданный бассейн и мягкое черноморское солнце. Если новоднение где-то и было, то на «Сънечном бряге» это, и правда, никак не отразилось. Обойдя окрестности в первый же вечер, мы сделали потрясающий вывод – делать тут совершенно нечего. Но ведь мы и приехали, чтобы не делать совершенно ничего? Поэтому ура!!! Ура!

Место представляло собой 10-километровой протяженности денежную доилку для туристов. Этакий замес из гостинниц, ресторанов, торговых ларьков и разнообразных развлечений низшего порядка. Я имею ввиду развлечений не для души, но для тела – от детских каруселек до огромных банджи, от велосипедов до катеров напрокат. Никакой тебе старины или культуры, сплошные декорации. По сторонам любой улицы были расставлены кричащие на всех языках зазывалы ресторанов, махающие чем-нибудь ярким продавцы игрушек, танцующие художники-таттуировщики и многие-многие другие. А через каждые три метра на тебя выскакивали бешенные бабки с гроздями винограда в руках, которые буквально сували его тебе в рот, умоляя «Попробуйте! Вкусно!!!»

С наступлением темноты на тротуарах появлялись «ночные тетки». Они продавали светящиеся игрушки, а лица у них были страшные-страшные.

Однако, если в силу семейных обстоятельств, вы не могли позволить себе дорогие рискованные мероприятия, жрать в ресторанах по нескольку раз на дню вы не могли физически (при живых-то завтраке и ужине в гостинничной столовой), а их винограда вам ну просто ВООБЩЕ не хотелось, даже тут вы не могли неожиданно не попасть на бабки.

Вот, например, пришли мы на пляж, разложили подстилочку, вытащили лопаточки и грабельки, приготовились рыть… как вдруг подошел мрачный мужик и потребовал плату за зонтик.

– Но мы не заняли никакого зонтика… – удивились мы.
– Не заняли. Но он есть. Так что давайте деньги. Бесплатная зона там, – и показал в неопределенном направлении.

Пришлось заплатить. Но в следующие разы мы были уже хитрее: один из нас, например, Максимка, садился кирять в пляжном баре, оплачивая тем самым место под солнцем для всей семьи. Другие же двое спокойненько играли в песочек где-нибудь неподалеку. Таким образом деньги уходили хоть на что-то желудком ощутимое.

Еще более неприятный случай произошел в нашей же гостиннице. То, что она четыре звездочки, а не пять, мы почувствовали сразу: в ванной не было шампуня и палочек для ушей, за питье на ужине надо было платить, а при входе в бассейн не выдавали полотенца. Нас таким не испугаешь – недостатки в ванной заполнили в близжайшем супермаркете, полотенца приносили из номера, а на ужин просто больше влезало без питья – тоже хорошо. Но мы и предположить не могли, что в конце дня, проведенного в нашем бассейне, к нам подойдет дядечка и скажет следующее:

– Вы меня, конечно извините, это моя работа, меня заставляют это делать, и я не виноват, но вы должны заплатить за два использованных вами шезлонга.
– Ты офигел, мужик, это ж наша гостинница, – выпучили мы глаза.
– Вы меня, конечно извините, это моя работа, меня заставляют это делать, и я не виноват, но вы должны заплатить за два использованных вами шезлонга.
– Тогда где это написано и почему нас никто ни о чем не предупредил?
– Вы меня, конечно извините, это моя работа, меня заставляют это делать, и я не виноват, но вы должны заплатить за два использованных вами шезлонга.

И опять нам пришлось это сделать. Тем более обидно, что при наличии двухлетнего ребенка сами понимаете, как мы лежали на этих шезлонгах.

Как-то, зайдя в бассейн, мы обнаружили на одном из злополучных шезлонгов огромный кусок красного мяса. “Lady in red”, как мы назвали ее позднее, спала под открытым солнцем, видимо, уже не первый час. Ее массивные телеса уже буквально дымились, но европейская вежливость не позволяла окружающим что-то с этим сделать.

– Саш, может хоть мы ее разбудим?
– Поздно…
– Ну хотя бы… спасем ее от смерти…
– Поздно…

Тем же вечером, порядком уставшие от царящей на улицах какафонии, мы получили в рот по очередной виноградине от выбегающих бешенных бабок.

– Хорошо, что хоть из ресторанов не выбегают и не суют в рот еду.
– А из баров не плескают в лицо коктейлями.
– И не протыкают с ходу уши.
– А прикинь, хватали бы за руку и делали бы таттуировку.
– А вот если бы Lady in red проснулась вся в таттуировках, и ей объяснили бы, что в правилах гостинницы колоть всех уснувших, чтобы меньше сгорали, и предъявили бы счет…

Сашка делает дырочку в ушке

Единственным культурным развлечением было рисование вашей рожи с фотографии маслом на холсте. По окраинам местности художники рисовали кривовато и плосковато, чуть ближе к центру – уже правильно, но все еще плоско, и, наконец, на главной улице сидел целый ряд «крутых», достигших в копировании фотографий истинного фотореализма. Максимка даже попытался ухватить выступающий из портрета чей-то нос.

Варвары и знакомые лица

Нехарактерная для Израиля сплошь светловолосая масса туристов доставляла лишь одно неудобство: блондинистого Максимку было трудно различить в толпе его братьев-близнецов. Однако и наши друзья игроки (помните, в самолете?) то тут, то там подавали признаки жизни. «Знаешь, я уже перестала гадать на каком языке кто говорит. Для меня все слышится как вар-вар-вар-вар», – говорю я Сашке. «Щас переодненемся – и сразу жрать», – донеслось на родном иврите из проходящей мимо группы.

А однажды, вернувшись в холл гостинницы вечером, мы увидели ужасную картину: в дверях стояло штук пять дико накрашенных баб, одетых во все блестящее, обтягивающее обильные жиры и присыпанное сверху множеством бус и каких-то цепей. «Проститутки?» – с сомнением подумали мы… Оказалось нет – наши соотечественницы, направляющиеся в казино. И где они такие наряды достали?..

Еще один памятый случай, связанный с ивритом произошел на полуострове Нессебар, куда мы пришли пешком с Солнечного Берега с целью посмотреть хоть на какие-то остатки древней болгарской цивилизации. Туристов и ларьков было столько же, но хоть дома не буттафорные, и то радовало. Так вот, стоим мы в порту этого самого Нессебара и кормим чаек шоколадными круассанами, которые Максимка есть отказался. Огромные твари, похожие больше на коней, чем на пернатых, с удовольствием их пожирают, отталкивая друг друга от вкусного угощения. Тут в поле нашего зрения появляется девушка-израильтянка (нормального вида, не из игроков), которая только и твердит: «Во, прикол, какие большие. Оооо, ну прикол, ну большие!!! Не, ну надо же, какой прикол!!!» Мы, разумеется, разговариваем между собой по-русски, и на нас она не обращает никакого внимания. Тут я решаю ее удивить, и после ее очередного «какой прикол», наклоняюсь и чуть ли не на ухо ей произношу на иврите: «Ну вааще прикол, да?» «Да, прикол, вааще…», – говорит девушка, как ни в чем не бывало, и продолжает фотографировать. Видно, действительно, чайки ее сильно прикололи.

Напоследок

Ну что еще рассказать про страну нашего вечного отдыха? По телеку в номере показывали пять музыкальных каналов, из которых два передавали болгарский фольклор (а этого зрелища вы бы не смогли выдержать и минуты), по другим двум – болгарскую попсу (а этого вы бы не посмотрели и секунды), по пятому же крутили наиновейшие и наимоднейшие американские супермегахиты. А поскольку наиновейших и наимоднейших на данный момент было не больше пятнадцати, уже на второй день нас начало от них воротить. Особенно врезалась в память некая Umbrella, про которую мы решили снять альтернативный клип под названием АмБУЭЭлла:

Сидят на скамеечке наши русско-израильские бомжи, хорошенько поддатые. Один из них орет:

– Обманули, уроды!!! (на заднем фоне мат)
– Напоили отравой!!! (на заднем фоне мат)
– Самогон, а не водка!!! (на заднем фоне мат)
– Видишь, девушке плохо? (на заднем фоне мат)

Тут камера переводится на заплывшую бабу с синяком под глазом:

– Буэээ Буэээ Буэээ Буэээ

Но на самом деле отдохнули мы и правда очень неплохо. Максимка проявил чудеса смелости и прыгал в воду в бассейне с двухметровой горки, на которую и я ни за что не забралась бы. Вернулся в Израиль загорелый и довольный с целым багажом новых слов. Ну и мы отвлеклись от повседневности в этом туристическом рае.

И на закуску прикол из самолета. После взлета я пошла стоять в очередь в туалет. И вот, передо мной осталась всего одна израильская бабулька. Туалетов было два рядом, тут из одного из них вышел мужик.

– Проходите, – улыбнулась ей я.
– Это же мужской! Я туда не пойду!

Комментарии

Добавить комментарий