Дубль два (вторая беременность)

Categories Отчеты о произошедшем

Вот так устроено в жизни: стоит тебе завести семью, квартиру и родить ребенка, как сразу начинаешь думать о том, чтобы расширить квартиру и родить еще одного ребенка. Хорошо хоть не надо при этом заводить еще одну семью. Только во второй раз все надо было сделать хитрее: мы не только квартиру покупали для того, чтобы с чистой совестью сделать ребенка, но и ребенка делали в точно рассчитанный срок, чтобы с чистой совестью сделать ремонт и въехать в новую квартиру. Я поясню: надо было, чтобы мой декрет пришелся как раз на Сашкин отпуск в августе, а мы с детьми могли бы свалить из квартиры на месяцок к бабушке и предоставить Сашке полную свободу в общении со стройматериалами. Понятно, что, кроме декрета, никакой другой причины для месячного отпуска в Израиле нет и быть не может. А так – не придерешься.

В сентябре, подгоняемые дедлайном, мы яростно взялись за дело. Трудились наизнос – в поте лица, и не покладая рук, и практически выбились из сил, когда в конце второго месяца работы тест на беременность, наконец, показал заветные две полоски. После этого реально захотелось вздохнуть с облегчением и сказать – ну слава Богу, больше не надо…

Хотя уже за две недели до полосок я почти наверняка знала об успехе мероприятия. Тошнота? – догадались вы. А вот и нет. Никакой тошноты, головокружения и прочих соленых огурцов не проявилось в течении всего предназначенного для них времени. Причина в другом. Чуть ли не на второй день после зачатия, откуда ни возьмись, у меня вылез беременный живот. Не верится, но факт. Утром он был еще ничего, почти плоский (ну, как всегда), но к вечеру на его месте вырастал реально четвертый месяц. Так что при виде себя в зеркале можно было с полной уверенностью сказать: это беременность.

Если на третьей неделе люди еще робко спрашивали меня, не случайно ли такое изменение в пропорциях, то на пятой они уже радостно подбегали, похлопывали по животу и нетактично поздравляли. Я криво улыбалась и говорила «спасибо» – а что еще оставалось делать? Конечно, для меня до сих пор остается загадкой, как пара миллиметров живой плоти внутри могли служить причиной для таких объемов, но при сильном желании любому феномену можно найти научное объяснение: знающие люди все рассказали – про какие-то там гормоны, мышцы пресса и вторую беременность.

 

И снова началось привычное ожидание.

Ксенофобия или юбочка из плюша

Как сейчас помню: 2004 год, Италия, озеро Гарда. Мы с Сашкой нежимся на солнышке и… придумываем имена нашим будущим детям. Вам, конечно, противно выслушивать такие слащавые подробности, но на самом деле все это было не зря. Всего пара часов напряженных размышлений об именах избавила нас от дальнейших споров на многие лета. Первый мальчик – Максим, а вторая девочка – Ксюша. Вот так все оказалось просто. В теории.

С Максимом мы и правда не просчитались – мало того, что имя это известно по всему миру, так еще и на иврите есть точно такое же слово «максим», что означает «чудесный, волшебный». Даже люди, с западной культурой совершенно не знакомые, узнав, как его зовут, в умилении разводят руками: «Он и правда чудесный!».

В случае же с Ксюшей ожидать подобной реакции не приходилось. Ну нет такого слова на иврите. Нет, и быть не может. Ближе к предполагаемой дате родов (года этак за два с половиной), я начала тихонько прощупывать почву. Т.е. просить знакомых изеров произнести на слух или прочесть по бумажке КСЮША. Экзамен был с треском провален всеми экзаменуемыми. В большинстве случаев они даже не пытались это сказать, а просто округляли глаза и недоверчиво хмыкали. Тогда задание было упрощено до КСЕНИЯ. На этот раз люди с грехом пополам справлялись, но все как один принялись отговаривать меня от такого неразумного шага.

Параллельно я начала расспрашивать знакомых по имени Ксения, как им живется в Израиле, не страдают ли они, не мучаются ли. Да, мучаемся, да, страдаем, говорили они.

С другой стороны, думала я, бывает намного хуже. Вот одна девочка у нас на работе… Назвала своего сына… ммм… как же там было…? ЕЁ..? Нет… ЭЮЯ..? Нет… Еhо…? Так, так… Еhояда. Да да да. Еhояда. С ударением на каждый слог. И никаких уменьшительно-ласкательных. У всех месяца три взяло, чтобы это запомнить. А между прочим, имя взято не с потолка, а с самой, что ни на есть древнееврейской доски почета. Раскрыв перед собой список израильских имен, я совсем загрустила. Я поняла, что консервативна, непрогрессивна, ограничена и к компромиссам не склонна. И не могу назвать свою дочь израильским именем.

Когда о беременности стало известно на работе (а ее, как уже было сказано, заметили почти сразу), обсуждения имени переросли в одну из главных тем наших совместных обедов. Сама не подозревая, во что ввязываюсь, я и у начальницы моей случайно спросила, что она думает об имени Ксения. Она внимательно ко мне присмотрелась, прищурилась и утвердительно кивнула: «Я придумаю для тебя имя», – и я увидела, как в ее глазах запульсировала жадная до выдумок творческая мысль.

Сказ о том, как начальница имя выбирала.

– Тебе нужно какое-то интернациональное имя! Чтобы и на иврите хорошо звучало и по-русски, – сообщила она мне при следующей встрече, – и это имя у меня есть!!!
– Ну?… – изо всех сил я попыталась изобразить энтузиазм.
– Анна! Вот самое подходящее имя для твоей дочки!
– Так зовут мою старшую дочку! – спасает меня Марьяна.
– Эммм… Ну тогда Дана!
– А так зовут мою младшую дочку! – Марьяна настоящий друг.
– Ну… может Нина?
– Ну мы же не грузины, – мы с Марьяной хором.
– А как вам Зоя?
– Неееет…

Но инцидент не исчерпан. Через пару недель начальница опять радостно сообщает мне, что, наконец-то, придумала имя.

– Назови ее… (тадададам-тадам…) КЕНИЯ! – (я чуть со стула не падаю), – правда же, прелесть, как красиво!
Ага, а если мальчик – то Камерун. Чертовски хорошо звучит, что в России, что в Израиле.

А главное (чтоб вы поняли), все эти споры и страсти происходят еще до того, как врач смог, хоть сколько-нибудь внятно, назвать пол ребенка. На УЗИ 12 недель я явно увидела, что что-то там такое торчит. Неужели, мальчик? – спрашиваю у врача. А непонятно, – говорит он. Оказывается, на УЗИ оно торчит у всех, только у мальчиков – вертикально, а у девочек – горизонтально. А у моего дитяти – ровно под углом 45 градусов от пузика, видно оно пока еще не определилось. Так что не оставалось ничего иного, кроме как… снова ждать.

Дождались.

– Ну что, ты хотела девочку? – спрашивает врач, водя по животу ультразвуком.
– Да!
– А у тебя мальчик!

Я в шоке, врач смеется.

И что? Как же его теперь назвать? Вроде мы когда-то что-то говорили про Илюшу, но нет, мой новый сын на мониторе Илюшей называться явно не хотел. Он отплясывал ногами присядку и периодически прикрывал рукой пиписку. Взгляд его казался пронзительным. Ему бы подошло что-нибудь этакое, звучное, например Зорро, или, в крайнем случае, Вовочка (мысль про Вовочку я постаралась срочно отогнать).

Но с другой стороны… вы только посмотрите! Теперь не надо париться по поводу раздельных комнат! Теперь не надо покупать розовые ползунки! А в детской можно забабахать нехилый такой спортивный уголок, и пусть себе там лазают. Не будет кукол, платьишек и резиночек для волос с цветочками и дорами. Не будет трехчасовых стояний перед зеркалом в поисках прыщика и нытья по поводу «я толстая». А к машинкам, которые грррр грррр, я уже привыкла.

Сашка тоже, придя в себя от легкого шока, сразу озадачился выбором имени. Спали мы плохо. В голове крутился рой разнообразных русских и израильских имен, из которых русские были слишком русскими, а израильские – слишком израильскими. Надо было срочно что-то придумывать, долго мы так протянуть не смогли бы. Наконец, утром в телефонной трубке послышался заспанный Сашкин голос: «Дениска?» «Дениска!». На том и порешили. Бог вина и природы нас полностью устраивал.

А Максимке можно было наконец-то рассказать про братика. Маська, конечно, не понял, к чему все это приведет, поэтому очень обрадовался и пообещал, что будет маленького любить и погладит его по голове. И всем встречным-поперечным стал рассказывать о том, что у мамы в пузике сидит лялечка. Наивный маленький ребенок, что его ожидает? Я как-то представила, что Сашка и Максим, не советуясь со мной, решили завести себе еще одну маму, на несколько лет моложе. И, хоть и говорят, что любят меня не меньше, однако почти все время проводят с ней, а меня просят заняться своими делами и призывают к пониманию. Неприятно? Еще бы. Надеюсь, в конце концов, они будут хотя бы в одной силовой категории. Хехе…

На следующий день мне снова пришлось посмотреть на ребенка в мониторе: сильно разболелся живот, и я поехала к врачу. В доказательство того, что все в порядке, Дениска подрыгал ножкой и помахал ручкой, и тут я наконец-то по-настоящему осознала, что снова беременна: теперь там сидело не аморфное существо, а человек – с полом и с именем.

Повесть о настоящей дружбе

«Да!» «Da! Da! Da! My eto sdelali!»

Такие вот странные СМС-ки пролетели между Тель-Авивом и Иерусалимом в конце октября 2009 года, а именно в пятницу утром.

За два месяца до этого мы с Юлькой ехали вдвоем в междугороднем автобусе и кое о чем договаривались. «Как мы были психами, так и остались!» «А вдруг получится?»

Так уж повелось, что все наши заговоры всегда были связаны с междугородним транспортом. Вот, прожив в Израиле три месяца, мы тайно от руководства программы «Студенты вперед родителей» выходим из нашей общаги (с неожиданным для Израиля названием Канадский дом) и сваливаем автостопом на рокфест на Кинерете на два дня. Вот, пережив зиму, мы входим во вкус и путешествуем стопом по всей стране. Кто только нас не подвозит – и подозрительные дядьки, и хасиды, и арабы, и фанаты с территорий, и какие-то грузовики с трубами – и все-то нам нипочем, все заканчивается благополучно (хоть сейчас и представить страшно). Вот, достигнув зрелого двадцатилетнего возраста, и поняв, что время автостопов безвозвратно ушло, мы покупаем в междугородних автобусах подростковые билеты за полцены: я с дебильным выражением лица лижу мороженое, а у Юльки в руках чуть ли не воздушный шарик со смайликом. Вот я уезжаю по программе обмена студентами в Чехию, Юлька на каникулы едет ко мне, и мы, как всегда, очень своеобразно тусуем по незнакомым местам.

Итак, что же такое мы задумали на этот раз, ровно через 10 лет после нашей первой встречи? А на этот раз мы с Юлькой задумали одновременно сделать детей. Конечно, слово «одновременно» не надо воспринимать буквально – никто не планировал старт по сигналу ни для начала процесса ни для его завершения. Однако, как выяснилось, обе запланировали дубль два по продолжению рода на сентябрь 2009, вот мы и подумали – а как будет здорово, если ляльки у нас получатся одного возраста. Встречаешься так с другом Юлькой, разговариваешь, а они себе ползают, гугукают, памперсы наполняют… С первыми детьми у нас неувязочка вышла – Юлькин Эйтан младше Максимки на целых два с половиной года, а все потому, что мы с Сашкой пошли ускоренным путем, а Юлька с Вадиком сначала три года встречались и много думали, а потом только решили пожениться. В итоге у детей только сейчас начали появляться какие-то зачатки взаимопонимания. На этот раз мы просто обязаны были синхронизироваться.

И начались эти таинственные СМС-ки.

«В этом месяце не вышло :(» «U menya tozhe tri dnya nazad 🙁 :(:(»
«Блин, у нас вообще времени нет!» «A my vse prostudilis’!»
«Menya townit!!!»«А у меня живот вырос…»
«Тест отрицательный. Как так? :(»«Navernoe rano ewe. Ya tozhe nedavno delala»

Второй тест решили сделать одновременно в пятницу на рассвете, будучи практически уверенными в результатах. И…

«Да!» «Da! Da! Da! My eto sdelali!»

Так с разницей срока в три дня в нас с Юлькой начали развиваться совершенно новые люди. А через пару месяцев обеим объявили на УЗИ, что как бы нам не хотелось девочек… 10 лет назад кто бы мог подумать, что когда-нибудь мы целую футбольную команду заделаем.

Почувствуйте разницу.

Во многих источниках мы видим такое выражение как «характерная походка беременных». По моему опыту у беременных существует два вида походки: В туалет и ИЗ туалета. И сложно составная: когда походка ИЗ туалета вдруг нарушается, искажается и превращается в походку обратно В туалет. Следует так же отметить специфический БЕГ беременных – такие странные движения раскоряком, когда во что бы то ни стало надо успеть на автобус. И, конечно, ПРЫГ беременных. Это когда тебя приглашают на открытый урок на Максимкином кружке танцев, ты приходишь, удобно устраиваешься на кресле и включаешь видеокамеру, а преподавательница вдруг радостно сообщает, что мол сегодня мы пригласили родителей для того, чтобы они потанцевали вместе с детьми! Ах да, еще беременный ПЕРЕЛАЗ – когда ты уже третий час на детской площадке, туалета там нет, а кусты только за забором.

В целом, вторая беременность, конечно здорово отличается от первой. Именно отношением к ней, а не по ощущениям. Ощущения-то как раз все те же самые. Вот опять выросло, вот опять отекло, пнуло, вырубило, пробило на шоколад. Вот опять отражение в зеркале напоминает смешарика. Только не смешного… Разница в том, что наличие первого ребенка не оставляет тебе времени на сантименты и задумчивые поглаживания с дурацкой улыбкой на лице. Во всей беготне по садикам, кружкам, детским площадкам и спектаклям (в свободное от работы время) не остается минутки, чтобы, например, как следует побояться вторых родов. Даже упасть с ног от усталости вечером, когда Сашка на работе, можно только после того, как помыла, накормила и уложила Максима. Да, и сказку не забыла прочитать. А потом – глаза в кучу и в отруб. Это если халтур никаких сегодня не предвидится.

– На какой ты неделе? – спрашивают окружающие. На какой-то очень продвинутой, смотрите, какой живот огромный… Я и месяцы с трудом успеваю считать. В голове крутится только длинный список дел, которые надо во что бы то ни стало окончить для 30-го июня. 0ё,-ПИРПП (Это я раз в двадцатый за последнее время разлила воду на клавиатуру и пыталась ее оттуда вытрясти).

Хотя, конечно, беременность привносит в жизнь и совсем неожиданные плюсы. Вот, например, седьмой месяц: все навалилось, что ни неделя – то какая-то неприятность. Все вокруг задолжали – клиенты, квартиранты, у всех страшные денежные проблемы, пойми нас, Катя, пожалуйста. Только по счетам снимают аккуратно в срок. Да еще принтер пришел в негодность (а так же телевизор, микроволновка, фотоаппарат, клавиатура… и кошелек украли). Уууууу, хоть вой. Хоть расколбась этот принтер микроволновкой, может легче станет. Заказала я по инету новый принтер, заплатила денег, а он не пришел!

Звонки в течение недели, как и следовало ожидать, не помогли, так что выяснила я адрес этой фирмы, и прямиком с работы к ним направилась. И… так я никогда еще ни на кого не кричала. Вся нерастраченная злость последних месяцев, все нервы и обида на судьбу-злодейку – все выплеснулось на этих нехороших людей. И полегчало… И хорошо так стало… А нехорошие люди тем временем не на шутку перепугались, что я прямо у них там в офисе начну рожать. Стакан воды принесли, усадили на стул, лелейным жестом раскрыли дверь в туалет. В итоге вышла я оттуда с невероятных размеров цветным лазерным принтером, включающим факс и копировальную машину, стоящим раза в два больше заплаченных денег. А главное – в самом счастливом расположении духа. И ни копейки не доплатила.

Вывод: беременность – страшная сила. Куда бы еще сходить?

Самый лучший квартирант

Сдается на 9 месяцев уютное жилье, полный пансион, идеально для желающих начать новую жизнь.Теперь, измученная бесконечными сдачами квартир, я даже о беременности иногда думаю в этом ключе.

На шестом месяце фотографии с ультразвука нас поразили. Маленькое личико на снимках как две капли воды было похоже на Максима. «А что это ты мне показываешь? – пожимает плечами Сашка, – такие фото у нас уже есть…»

Слева Максимка, справа Дениска, найди 10 отличий

Но и отличия имеются. Дениска шевелится внутри совсем не так, как Максим в свое время. Мася был жесток – со всей силы пинал меня ногами в ребра, залезал рукой, куда не надо и ковырялся пальчиками. Дениска же избрал себе другую тактику: он выставляет из живота какую-то часть и ею торчит. Может торчать несколько минут, чтобы все желающие успели хорошенько прощупать. Потом начинает водить туда-сюда, иногда кругами… Очень забавно и не больно, что вселяет оптимизм (т.к. непроизвольное битье ногами продолжается у Максимки и по сей день).

Кроме того, доказано трехмерном УЗИ – Дениска в животе улыбается. Представляете? Лежит себе головой вниз, ногами набок, торчит каким-нибудь локтем справа, и настроение у него при этом офигительно хорошее! Малюсенькие губки расплываются в улыбке. Врач даже не поверил своим глазам, несколько раз повторил эти кадры и сам еще долго смеялся.

Ну вот, остался месяц до родов, а сколько всего еще запланировано. Особенно у моей начальницы на мой счет…

– Ты рожать не боишься? – спрашивает Юлька
– Ты что, жду этого дня с нетерпением! Все начальники, клиенты, квартиранты, все эти денежные запарки пойдут нафиг – буду РОЖАТЬ! Как говориться, наконец-то – уколоться и забыться…

Комментарии

Добавить комментарий