20 лет русской алии I

Categories Гардероб

Обидеть русского может каждый

Начальник смены в супермаркете зовет охранника:

– Эй, ВлядимИр! ВлядимИииииир!!! Ну! Яща! Паща! Саща! Дженья, Борис,
мать твою, охранник, как там тебя???

Охранник обижено поворачивается:

– Костя.

Обидеть израильтянина тоже легко

Израильский хайтековский офис. Вечереет. За рабочим столом увлеченно стучит по клавишам программист Галь – вегетарианец, волонтер и борец за права животных.

Заходит русская уборщица, видит – мусорное ведро у Галя задвинуто ажно под самый стол. А ведро на иврите ПАХ.

– Да что же за сволочи тут работают! Ты куды ж свой ПАХ запихал! Я тебе собачка что ли, шоб его оттуда вытаскивать? Не, ну вы посмотрите на этого урода!

Галь смущенно улыбается, смутно понимая, что ей чем-то не понравился его ПАХ:

– Извините, я не понимаю русский…

Уборщица махает рукой:

– Да пошел ты нах*й!!!

(Спасибо Юле за историю)

Ее звали Никита…

История времен Бецалеля. Новая преподавательница читает фамилии в журнале и, наткнувшись на имя «Слава», как и многие ее предшественники, читает его неправильно (по вине отсутствия гласных в ивритском написании). Но не «Сальва» и не «Слева», как это делали другие, а более оригинально: «Сильва».
Класс ржет.

– Меня зовут Слава, – привычно поправляет Славка.
– Погоди… Слава – это же женское имя?

О белых фартуках

Далит рассматривает мои детские фотографии.

– А это вот (с цветами и бантами) – иду в первый класс! – с гордостью показываю я.
– А почему ты в одежде горничной? Это у вас маскарад что ли был?

Комментарии

Добавить комментарий