Страшные предположения

Categories Гардероб

Большой брат пришел к тебе

– У вас в туалете стучит кто-то, – растерянно произносит Таня.

Таня и Лена – мои подруги из России, которые приехали на неделю в Израиль и зашли к нам в гости. И добавляет:

– В окно. И еще кричит.
– Когда я заходила, тоже кричали и стучали, – признается Лена

При этом в голосах их чувствуется сомнение. Т. е. с одной стороны это всяко нелогично, но с другой – мало ли какие у них тут в Израиле обычаи? Я так и вижу, как они пытаются найти какой-то подвох, ждут, что я рассмеюсь и скажу «А, вы не поняли? Это же наш…»

А вот кто? И как? У меня, при упоминании об окне, отпало первое предположение о стиральной машине или ремонте. Даже стучащегося в окно вора трудно себе представить, если учесть, что оно не только на втором этаже, но еще и выходит на заросшую какими-то колючками часть внутреннего дворика, закрытого со всех сторон от проходящих по улице негодяев. Кроме того, дворик абсолютно неприкольный, и единственные жильцы, которые находят в нем некую прелесть – пожилая пара с Украины по имени Иван-да-Бэлла – точно не отличаются любовью к снеплингу и экстриму. Любопытство во мне сильнее осторожности и инстинкта самосохранения, поэтому я смело включаю в туалете свет, раскрываю дверь… и действительно слышу стук в окно и крики:

– Эй вы там! Да-да, вы, на втором этаже!!! Которые включили сейчас свет! Эй, откройте окно!!!

Я начинаю прямо ликовать: так ко мне еще никто никогда не обращался! Залезаю в ванну, распахиваю окно (чуть ли не с кличем «Привет тебе, Большой Брат!») и вижу бьющуюся в агонии швабру, свешенную с третьего этажа.

– У вас там на край окна мой паспорт упал, – радостно затрепетала швабра при виде меня, – как к вам спуститься???

Тут я вспоминаю, что вчера к нам уже приходил сосед сверху насчет паспорта, и я даже предоставила ему полную свободу выглядывания из своих окон, но он, то ли из вежливости, то ли из пространственного идиотизма туалет пропустил, и, видимо, совсем перестал понимать, как достучаться до таинственных жильцов, к которым прилетел его документ. Поэтому сидел пол дня со шваброй и караулил, когда в этом окне включится свет – а девчонки иврита не понимают, вот и затянулось мероприятие.

Маленькая женская слабость

Раньше в нашем доме обитала Анечка – женщина, больная каким-то продвинутым видом клепто-гигантомании. Она тащила с улицы любую мебель и технику, которую выбрасывали поблизости. Как это удавалось такой хрупкой немолодой женщине, остается неизвестным – может быть она впадала в специальный транс, или аффект, может давила на жалость и совесть окружающих, и ей помогали, в любом случае, скоро в ее 30-метровой квартирке стало невозможно развернуться от обилия старых холодильников и шкафов.

Тогда она под видом уборщицы достала ключи от нашего внутреннего дворика, по которому до этого не ступала нога человека. Сначала под ее волшебными руками дворик и правда преобразился: вместо выброшенного из окон мусора в нем появились цветы и тропические растения, и мы даже начали подумывать, не постелить ли искусственную траву, чтобы выгуливать там детей. Но тут обнаружилось, что Анечка готовила двор исключительно для себя и своего сожителя Олега, и, стоило нам спуститься вниз, она мгновенно оказывалась там со шваброй и с возмущенным видом хозяйки гнала нас при помощи этой швабры и русского мата. Со временем к ней присоединились Иван-да-Бэлла и превратили дворик в место душевной беседы под стопарик, огурец и завывания Маши Распутиной. Для этой последней обязательной гостьи Анечка притащила телевизор и протянула к нему шнур из своей квартиры.

Так бы и длилась их идиллия, но однажды Олег в пьяном угаре побил Ивану лицо, и между ними пролегла тропа ненависти. Дворик был поделен на две части, переступать границы которых противоположному лагерю не дозволялось. В своей половине рукастый Иван построил уютную беседку, а Анечкина, как вы уже успели предположить, доверху наполнилась холодильниками. Как-то, спустившись украдкой вниз, мы увидели этот дворец снежной королевы и ужаснулись. Это дало нам повод подналечь на хозяина Анечкиной квартиры и вынудить его очистить двор от хлама и его владелицы. Вскоре, поняв, что тут больше нечего ловить, она выдернула все тропические растения, залила землю какой-то дрянью, чтобы больше не плодоносила, и съехала из нашего дома вместе с неуравновешенным сожителем и целым грузовиком непригодных сами догадайтесь чего.

А Иван-да-Бэлла почувствовали себя полноправными хозяевами и по сей день продолжают коротать там свои тихие семейные вечера. Хотя иногда на них, видимо, накатывает ностальгия по лихим Анечкиным временам и – нет-нет, да и притащут во дворик холодильник-другой…

Ложка дегтя

Эта история началась с невинной ранки на мизинце – их тех, о которых мгновенно забываешь и продолжаешь жить обычной полноценной жизнью, пока в одно прекрасное утро не обнаруживаешь вдруг, что мизинец распух, покраснел и, по всей вероятности, скоро отвалится напрочь. Когда мне начало казаться, что вот уже и рука начала терять чувствительность по локоть, я, конечно, пожалела о собственной халатности и пошла в аптеку покупать мазь. Аптекарь, взглянув на палец, достал из полок невинный серенький тюбик и сказал, что вот мол это вещь – сильная, антисептическая и поможет мне вернуть к жизни полуотвалившийся палец без хирургического вмешательства. Дома я вскрыла чудо-мазь и увидела, как из нее лезет что-то вязкое, черное, с едким запахом дегтя. Срок годности был в порядке, поэтому я обратилась к лучшему советчику этих делах – маме.

– Мам, тут мазь… черная и воняет…
– Дегтем??? – угадала мама. – Отлично! То, что надо (мама любит такие вещи). Накладывай смело! И побольше! И, главное, не прекращай завязывать палец не только на ночь, но и на работу, – строго наставляла она, – за пару дней все и вытянет.

Ночь, проведенная в восхитительном амбре дала результаты – что-то действительно вытянулось к утру, и палец стал поменьше. Помня мамины указания, я намазала на палец маленькую черную крохотульку, заклеила пластырем и пошла на работу. И все бы хорошо. Но, как вы знаете – это я, и гладко все пройти не может. Где-то к обеду весь наш офис начал постепенно наполняться специфическим запахом дегтя. Чувство стыда, переполнившее меня точно как запах дегтя офис, убило остатки логического мышления, я и честно решила, что причины этой страшной беды кроются под маленьким кусочком пластыря на моем пальце. Когда коллеги стали принюхиваться и зажимать носы, а потом обнаружили, что запах идет откуда-то от моего стола, я так резво ринулась в туалет отдирать злосчастный пластырь, что даже разлила на стол стакан воды. «Только бы не просекли! Это ж повод для приколов еще как минимум на год», – крутилось у меня в голове.

И вот, когда следы преступления были уничтожены, а палец благоухал туалетным мылом, Далит вдруг открыла новостной сайт и как закричит: «Катя!!! Закрывай окно!!!» (А окно как раз у меня за спиной).

Оказалось, что в городе произошла какая-то поломка на заводе с химическими препаратами, или что-то в этом роде, и запах дегтя распространился по всему району. Так что честь моего пальца была спасена, а волшебная мазь-таки сделала свое вонючее дело и вытянула всю репку заразу за пару дней.

Комментарии

Добавить комментарий