— Завтра День Независимости!

— И что, все будут независиматься? — сказал мне однажды пятилетний Максим. И он был таким милым.

А теперь я просто обязана рассказать, как провел  этот праздник тот же Максим в 11 лет.

Продолжить читать "И все стали независиматься (Израиль’69)"

Про девочку с двумя телефонами

Жила была девочка Катя, и было у нее два телефона — Айфон и Андроид. Оба на работе начальник дал — на тебе мол, девочка Катя, телефоны, будешь юзером продвинутым и всеобъемлющим. Один будешь вынимать, когда смузи на Ротшильде заказываешь, а вокруг дизайнеры ходят бородатые, а второй, когда с программистами пиво пьешь во Флорике. И наступит у тебя просветление.

Продолжить читать "Телефонные сказки"

Вчера побывали на концерте израильской группы Shtuby, жанр которой я назвать затрудняюсь. Что-то вроде ethno-techno-psychodelic-show, но я могу ошибаться. Безумный цирк, под который приятно колбаситься в толпе молодежи. Что это такое, можно представить, посмотрев, например, это видео с их официальной страницы

Как это часто происходит, (а, вернее, всегда) мы узнаем о Сашкином отпуске на Песах непосредственно за три дня до Сашкиного отпуска на Песах. Именно в тот обидный момент, когда фб-стена уже начинает пестреть и манить довольными селфиками из-за границы, а стоимость билетов в то или иное прекрасное далеко уже никаким боком не вписывается в ваш семейный бюджет….Продолжить читать «Антиотпуск или патриотическое нищебродство»

А у Тани на флэту

На концерт Крематория, несмотря на малую площадь клуба Гагарин, свезли весь наш местечковый дом престарелых. И пока почтенная тусовка, напрыгивая друг на друга, разогревала помещение и, в порыве единого оргазма, бурно радовалась тому, что Таня умерла, а Эльза столь безобразна, от моего взгляда не могла ускользнуть потрясающая деталь: вместе с нами этот концерт бесплатно смотрит…Продолжить читать «А у Тани на флэту»

Итак, валяясь три дня на больничном, я вдруг подумала, а что если полностью уйти во фрилансеры, не выходить из дома и не тупить каждый день перед шкафом, решая, на что сменить теплую пижамку.

Продолжить читать "Тест на адекватность для потенциальных клиентов"

«Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука» — цитата из Торы, выгравированная на выезде с центральной автобусной станции в Иерусалиме

«Если я и забуду тебя, Иерусалим, то только из-за Тель Авива» — графити во Флорентине.

Приезжая в Иерусалим, вместо ностальгии по прошедшим здесь годам, я испытываю некое чувство неудобства, как будто вижу человека, который когда-то сделал мне пакость, а теперь ведет себя как ни в чем не бывало. Отовсюду всплывают знакомые места: вот тут я страдала, здесь плакала, там блеванула под кустом… Ненавидимый прокуратором город.

Продолжить читать "Сопли эмигранта. Часть третья и последняя. Бецалель."
скриншот клипа Gogol Bordello - Immigraniada

Красное на черном

Когда откуда-нибудь доносится запах окурка, затушенного об остатки кофе в чашке, я всегда останавливаюсь, ностальгически принюхиваюсь, и перед глазами проносятся разнообразные черно-красные картинки первой израильской работы — вот она, моя Арома. Сейчас филиалы Аромы понатыканы на каждом шагу, и до сих пор их вид вызывает обильное слюновыделение и мысли о  сендвичах с жареным сыром халуми (мммммм…). Вот и теперь захотелось, прямо на зубах скрипит.

Продолжить читать "Сопли эмигранта. Часть вторая. Арома."

Впервые о репатриации в Израиль я услышала летом 1995 года от своей подруги детства Нади. К этому времени мы уже встречались с ней намного реже, чем в молодости, и тем приятнее мне было увидеть ее, бодро выходящей из машины с дочерью Аней, неподалеку от входа в Парк Культуры и Отдыха города  Хабаровска.

Увидев меня, Надя радостно закричала на всю улицу:

Продолжить читать "История маминой алии, описанная ей самой"

Все персонажи абсолютно реальны, а случайных совпадений не бывает. Нижеизложенные события действительно имели место быть, но описаны настолько субъективно, что вы вполне можете со мной не согласиться.

Всегда гордилась своим умением, оправившись от первого шока, сесть и описать любую самую стремную, нелепую и тяжелую ситуевину так, что самой становилось смешно.

Продолжить читать "Сопли эмигранта. Часть первая. СЭЛа."