Антиотпуск или патриотическое нищебродство

Categories Подборки и фотоотчеты

Как это часто происходит, (а, вернее, всегда) мы узнаем о Сашкином отпуске на Песах непосредственно за три дня до Сашкиного отпуска на Песах. Именно в тот обидный момент, когда фб-стена уже начинает пестреть и манить довольными селфиками из-за границы, а стоимость билетов в то или иное прекрасное далеко уже никаким боком не вписывается в ваш семейный бюджет. Когда бабушка уже раскошелилась по своим каналам на гостиницу в Эйлате для себя и детей, а у вас есть три совершенно свободных дня, которым вы никак не можете найти применение.  И вот вы мечетесь, хватаясь за голову и кусая таким образом локти, и тут у Сашки возникает отличная идея — отвезти детей в Эйлат, а самим свалить дальше в Дахаб. Окружающие в ужасе отговаривают вас от этой мысли — опасно, и хорошая идея мгновенно транформируется в плохую: понищебродствовать где-нибудь неподалеку от детей.

Поэтому для всех тех, кто обвинял меня в недостаточной принадлежности этой стране, временно открывается специальная сторонка для нервного курения. Это начинаются невероятные пасхальные приключения Долговых в Израиле.

Где-то на пол пути от Эйлата. Вокруг пустыня, и, судя по предупреждающим знакам, скоро отовсюду будут выпрыгивать дикие верблюды. Четыре с половиной часа в машине дети ведут себя отменно, мы даже удивляемся — наши ли?

Шикарная гостиница встречает печеньками из мацы. Здесь, помотавшись кругами по пустыне, мы выходим из рабства и оставляем детей бабушке. А самих нас ждёт увлекательное романтическое приключение.

Итак, мы с Сашкой сняли потрясающую комнатушку в квартире американского старичка, для фотографирования которой я так и не нашла удобный ракурс. Комната стоила дороже, чем квартира в центре Питера, Барселоны и Тбилиси вместе взятых, но при этом все равно была самой дешевой из того, что смог нам предложить аирбнб. Не говоря уже о гостиницах, которые в праздники покрываются позолотой, а ядра — чистый изумруд.

Радостью местного туризма является в основном то, что можно ездить на своих девайсах, которые превращают описанные «5 минут до пляжа» в реальные цифры, а также позволяет осмотреть город незамыленным взглядом.

Эйлат никак не изменился с тех пор, когда мы видели его в прошлый раз — все тот же нелепый захламленный городок, безуспешно пытающийся называться курортным. Единственный сюрприз — здесь, оказывается, разводят мосты!

Заехав подальше на более менее пустынный пляж, пытаемся насладиться дикой природой, но сильно голову печет.

Сашка везет меня в кондитерскую с «очень вкусными плюшками», но там в самом разгаре подготовка к Песаху и выметание последних крошек и посетителей. Пристраиваемся в другом кафе с чудным видом и бризой, обеспечиваемой гудящим рядом вентилятором.

Все удивляемся, как в таком уникальном месте, где с одной стороны потрясающие красные горы, а с другой — совершенно прозрачное Красное море с разноцветными рыбками и морскими ежами, можно было умудриться построить настолько стремный городишко, где весь центр занимает уродский аэропорт, гостиницы, кроме парочки новых шикарных, выглядят печально (если еще не развалились), а жилые кварталы все разом были застроены в 60-е классическими для Израиля домами на сваях и с тех пор, похоже, не ремонтировались. После тщательной проверки оказывается, что там таки есть один новый жилой дом — и как раз в нем-то мы и живем.

Единственный а Эйлате бар с живой музыкой вечером транслирует футбол, но мы не расстраиваемся, а смотрим сериалы на балконе. Зато из нашего окна Иордания видна (с)

Утром возле дома обнаруживаем выдающийся образец патриотического искусства: кладбище детских игрушек, превращенное в художественную инсталляцию

Дети попросили отвести их в «красный каньон» на фильм, выбранный в брошюрке, лежащей в их гостинице. Торговый центр и изнутри и снаружи не поражает кипящей с нем жизнью и убранством интерьеров, с трудом верится, что сюда могут приходить дети и смотреть кино.

Так и есть: пришли, а кина сегодня нет — праздник же! А написано, что есть. Другой эйлатский кинотеатр iMax недавно не выдержал конкуренции и закрылся.

Тогда успокаиваемся и идем лежать с книжкой в их гостинице. Но даже на лежаке под пальмой никак не могу найти гламурную точку для инстаграмчика. Толпы орущих израильтян наводят на мысль, что наш американский старичок и тихая комнатка еще вполне себе ничего.

Увлекательный перфоманс под названием «Катя с воплями окунается в холодное Красное море на две минуты» остаётся не задокументированным фотографически.

На аппарат с игрушками не поленились вывесить табличку «кошерно к Песаху». Видимо, раньше были случаи, когда посетители гостиницы находили в плюше хлебные крошки.

В гостинице готовятся к празднованию Пасхального Седера, мы потихоньку смываемся, желая посидеть где-нибудь в более приятной обстановке. Но в шесть часов закрываются все-все-все прибрежные пабы и рестораны. Поэтому праздник у нашей пары получился совсем уж бунтарский: пиво и чипсы из супермаркета, море и редкие русские туристы. Сидим на скелете пляжной кровати у одного из закрывшихся баров. Периодически совершаем очередной обход — может что-то уже открылось, но в итоге тропа опять приводит нас к тому же супермаркету. Дальше помню только то,  как среди ночи в дверь квартиры трезвонил наш старичок, потому что я зачем-то заперла нас изнутри.

В ванной у нашего дедушки стоит «Молочко для купания с толстым марокканцем»

А утром находим действительно приятный и экзотический пляж чуть поодаль от основного безобразия — ближе к своим братьям на Синае. Здесь нас ждет испытание на патриотизм: макать глазунью мацой. С успехом проходим этот уровень.

Тут Сашка вспоминает про какой-то бесплатный пляж на Мертвом море, где они купались голыми в младые времена, а я вспоминаю про ручей в Эйн Геди, по которому мы когда-то шли одетыми. Поэтому чмокаем на прощание застрявших возле своей гостиницы детей, срываемся с места и едем по «самой скучной» дороге в Израиле. Она настолько прямая и однообразная, что в свое время побила рекорды по количеству уснувших за рулем водителей. Из-за этого на ней впервые испытали «трещащую обочину», наезжая на которую, водитель, по идее, должен проснуться.

Мы, конечно, опоздали к закрытию ручья в Эйн Геди, потому что непутевыми такими уродились, поехали спонтанно и ничо не проверили, так что продолжаем созерцать красоты мертвого моря из окна машины, надеясь, что на пути еще встретится что-то интересное. Теоретически, мы могли бы сегодня искупаться в трех морях, но уже не надеемся даже на одно.

Бесплатный пляж тоже, оказывается, давно канул в лету. Продолжаем путь через Иерусалим, радуясь цивилизации.

Конец нашим увлекательным приключениям. Сумасшедшая соседка, чуть ли не схватив за руку, выпытывает, сколько раз в месяц я мою холодильник. «Тоже как я? Раз в неделю?» Отнюдь.

Кстати, опасения насчёт Синая частично подтвердились: с одной стороны там за это время произошло два теракта и закрыли границу на въезд, а с другой — одна моя приятельница, успевшая проскочить до закрытия, отлично отдохнула, и вернулась в полном восторге.

Комментарии