Хоумлэнд (Родина)

Это, конечно, всем сериалам сериал. Там все: и террористы, и шпионы, и любовь, и сиськи. Хотя нет, сиськи исчезли еще в первом сезоне, но о них хранится добрая память. Меня лично прет от каждой минуты просмотра Хоумлэнда, и то, что появился четвертый сезон – это великое счастье.

Продолжить читать "Открытия 2014: сериалы"

Жила была семья – мама, папа, дочка и сын. И все у них было нормально. Ну почти. И тут выясняется, что…

Со всех последних спектаклей в Габиме я выходила мягко сказать разочарованной (не туды и не сюды), а тут – зареванной по самое нехочу и тронутой до глубины души. Новый спектакль моего любимого Габимского режиссера Ханана Шанира “Почти нормальные” (Next to normal) просто рывок вперед – к хорошим качественным мюзиклам совсем другого уровня. Весь спектакль я плакала не переставая, и не только из-за чертовски сильного сюжета – меня всегда вгоняет в слезы, когда вижу такую замечательную актерскую игру, и все это с живой музыкой, прекрасным пением и гениальной режиссерской постановкой. Короче, я вся рассыпалась в эпитетах, но спектакль этого заслуживает.

Продолжить читать "Почти нормальные"

Наконец-то, Сашка пригласил нас в обновленный театр Габима на спектакль. У них теперь, что ни неделя – то очередное открытие: то президент ленточку перерезает, то мэр Тель Авива, то министр культуры. Вот настал черед членов семьи работников и актеров. Покоцаной ленточки мы уже, конечно не застали, но как же не приобщиться к прекрасному? Пришли и мы – и Дениска в коляске, и Максим с одноклассником Амитом, а в придачу к ним я, везущая все это за собой от школы. По блату нам выдали приватную ложу возле кабинки саундмена, где старшим детям срочно приспичило кушать и, простите, какать (и еще обязательно щекотать друг друга и гоготать, как лошадям), а Дениску начало клонить в сон. Так что спектакль прошел в беспрерывном одергивании, увещевании, импровизации в добывании еды, походами в туалет и качании коляски. Несмотря на это, происходящее на сцене тоже не осталось незамеченным.

Продолжить читать "Театр Габима открывается поэтапно"

Семь лет назад у меня появился замечательный племяшка по имени Шурик. И не важно, что он всего на пол года младше своей тетушки и как так вышло – важно, что Шурик (а для вас Саша Раскин) талантливый музыкант, композитор и певец. И без всякой связи с родственными узыми, хочу порекомендовать его новый альбом Only Music,…Продолжить читать “Only Music by Sasha Raskin”

В куче книг, оставленных Анькой перед отъездом в Америку, обнаружилась маленькая и особенная вкусняшка – “Проза поэта” Анатолия Мариенгофа. Не помню, учили ли мы про него что-то в школе, но для меня это стало открытием. Впрочем, не столь неожиданным, т.к. ежу понятно, что в начале прошлого века была самая настоящая, новая и современная литература. А все, что написали потом – в лучшем случае повторение и возвращение назад.

Продолжить читать "Анатолий Мариенгоф, праздник вкуса"

Перевод статьи о бабушке моего мужа Саши

История Галины и Елены, удивительная история о любви и заботе между двумя семьями – еврейской и христианской, продолжалась в течение 60 лет.

Продолжить читать "Галина Имшеник, праведница мира"

Вот представьте себе такую картину: вы сидите в автобусе и читаете глубоко извращенную книгу израильского писателя-абсурдиста Ханоха Левина. Книга вам явно нравится, т.к. в молодости вы увлекались Хармсом и чем-то его вам Левин напоминает. Вы хихикаете и ехидно улыбаетесь, читая уже вторую страницу о том, как палец медленно проникает в задний проход – в конце этого вас ждет интересная мысль и неожиданное сравнение. Но тетка, сидящая на соседнем сидении об этом явно не знает. Она смотрит осуждающе и горько вздыхает. “Боже, она решила, что извращенка – я, а не он…” – думаете вы, судорожно рыская глазами в поисках какого-то обозначения, что книгу написал признанный миром классик, но увы, кроме заднего прохода, на странице больше ни о чем не написано. Книга уже становится вам не мила и вы зарекаетесь читать Ханоха Левина в автобусах, как вдруг тетка берет мобильник и заговаривает по-французски. Значит русского не знает, а вздыхала просто потому что характер такой.

Продолжить читать "Ханох Левин, израильский писатель-извращенец"

Замечательным было так же возвращение домой после представления: дело в том, что вчера мы решили поставить на Масяньке эксперемент и взять его на взрослый спектакль с нами, т.к. дедушек-бабушек не предвиделось. Эксперимент провалился с оглушительным треском: если в зале он из последних сил не засыпал и занимал себя перепрыгиванием с меня на Сашку и обратно все полтора часа, то на обратном пути батарейка окончательно села. Сашка возвращался на своем знаменитом электрическом самокате, а нам предстояло ехать на двух автобусах, причем во время пересадки надо было пройти метров триста между остановками. Первые пятнадцать минут пути, я еще пыталась Маську развлекать, заинтересовывать видом из окна и прочими картинами, но в конце концов наткнулась на совершенно равнодушный взгляд. Глаза сына неминуемо слипались. С остановки на остановку Маська ШЕЛ И СПАЛ, добросовестно переставляя ноги и посапывая, но потом заснул насколько крепко, что походил бы на тряпку, если бы не был таким тяжелым. А мне, во избежание преждевременных родов, поднимать такой вес категорически запрещено.

Продолжить читать "Театр Габима порадовал: спектакль “Жертвы испуга”"

Давно такого не было: вся книга на одном дыхании, с комом в горле – не потому, что жалостливо, а потому что красиво, чертовски красиво написано. И после прочтения все остается – не только главные герои, но и судьбы еще человек ста, запросто промелькнувшие на страницах книги – люди из разных времен, стран, измерений. Долго еще не хочется читать ничего другого – несколько дней возьмет только переваривание и – снова и снова – прокручивание сюжета. Прочитанная год назад книга “На солнечной стороне улицы” тоже была великолепна, и до сих пор вспоминаются целые фразу оттуда.

Продолжить читать "“Почерк Леонардо” Дины Рубиной"

Вся абсурдность, проблемы и черный юмор израильской жизни умещаются в маленьких карикатурных рассказиках Этгара Керета. Именно так и должен писать коренной израильтянин – ни к чему не относясь серьезно, не уходя в лирику и не распуская слюни, принимая и гипертрофируя происходящее. Я совершенно согласна с этим человеком – да, так оно и есть.

Продолжить читать "Этгар Керет"