Не садись со мной рядом

  • Дедуська по телефону:

    — Да, привет. Да, вставил хорошие батарейки по червонцу. Сейчас еду к Рустаму за плеткой. А, ну я вижу ты сейчас занят, пока.

    Ну зачем, зачем он сказал слово плетка? Теперь моих мыслей-скакунов уже не остановишь.

Продолжить читать "Автобусный романс"

1 января сего года удалось снова поучаствовать в проекте Кулулам (здесь о проекте и первое видео Believer) вместе со старшим сыном Максимом.

Продолжить читать "Кулулам-хор на 2000 тыс. человек"

Ура! Готов клип этого группового безумия, принесшего всем участникам почти религиозный экстаз. Совершено сумасшедший проект, когда 600 человек разучивают за два часа песню на три голоса, и потом ее записывают.

Продолжить читать "Кулулам — израильский проект массового хорового пения"

Когда настанут зимни холода

  • Бывают дни, когда хочется вытащить из шкафа какой-то бесформенный мешок, натянуть его по самые уши и так ходить.
  • И как же хорошо, что как раз недавно я купила себе такой мешок.
Продолжить читать "Погодные условия"

Ира Пастернак

На курсе по UX у нас был один парень. Высокий, красивый, плечистый. Звали его Ира Пастернак. Ну, так получилось. Хорошее мужское танахическое имя, а до массовой репатриации из России, некому было сообщить родителям новорожденного Иры о том, что намучается с ним пацан.

Продолжить читать "Я назову тебя радостью"

Стрит-арт

Эту историю про детей мне совсем не хочется помещать в раздел про детей, и скоро вы поймете, почему. До этого момента целых три года она передавалась исключительно в устном виде и только проверенным людям, при использовании множества жестов и эффекта страшных глаз. Но теперь срок давности истек, и можно предать ее огласке.

Продолжить читать "Стыдные истории"

— Завтра День Независимости!

— И что, все будут независиматься? — сказал мне однажды пятилетний Максим. И он был таким милым.

А теперь я просто обязана рассказать, как провел  этот праздник тот же Максим в 11 лет.

Продолжить читать "И все стали независиматься (Израиль’69)"

«Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука» — цитата из Торы, выгравированная на выезде с центральной автобусной станции в Иерусалиме

«Если я и забуду тебя, Иерусалим, то только из-за Тель Авива» — графити во Флорентине.

Приезжая в Иерусалим, вместо ностальгии по прошедшим здесь годам, я испытываю некое чувство неудобства, как будто вижу человека, который когда-то сделал мне пакость, а теперь ведет себя как ни в чем не бывало. Отовсюду всплывают знакомые места: вот тут я страдала, здесь плакала, там блеванула под кустом… Ненавидимый прокуратором город.

Продолжить читать "Сопли эмигранта. Часть третья и последняя. Бецалель."